Свалка

Юрюзань может превратиться в свалку для семи городов

На протяжении всего объявленного в стране Года экологии юрюзанцы полной грудью дышат канцерогенами и мутагенами, которыми щедро снабжает горожан горящая свалка. Городская власть, кажется, расписалась в беспомощности.

Свалка

Хотя, сначала на полигоне ТБО все-таки побарахтался бульдозер, и глава успел бодро отчитаться о проделанной работе. Затем мусор загорелся с новой силой, и городские управленцы как-то вдруг поникли и, на наш взгляд, окончательно устранились от проблемы. Лишь изредка глава города пишет озабоченные письма главе района, чтобы было чем прикрыться в случае чего. Но письмами пожары не тушат, а вот разжечь пламя негодования можно запросто. Так и произошло. Внезапное письмо Сергея Замятина в министерство экологии региона взорвало социальные сети. Глава предложил предоставить часть городской территории под мусороперерабатывающий завод и новую свалку ТБО для нужд семи городов.

До прихода к власти команды Сергея Замятина благоустройством и вывозом твердых бытовых отходов в Юрюзани занималось ООО «Коммунальный сервис». Нарекания от населения, конечно, случались, но в целом это была крепкая организация, которая имела технику, ответственных специалистов и, главное, лицензию на утилизацию ТБО. Чтобы получить эту лицензию, 8 октября 2008 года администрацией района было издано постановление за номером 1647. Именно этой бумагой словно белым флагом машет теперь Сергей Замятин. Дескать, новый полигон не я первый придумал! Вот как преподносится эта информация на официальном сайте администрации города: «Хочется заметить, что еще в Постановлении Администрации Катав-Ивановского муниципального района №1647 от 08.10.2008, исполняющим обязанности Главы Катав-Ивановского муниципального района Исаевым Валерием Александровичем было принято решение и согласовано, на тот момент, Главой Юрюзанского городского поселения – Рудаковым Николаем Викторовичем, утвердить схему расположения земельного участка под строительство полигона для утилизации твердо-бытовых отходов».

И действительно, это постановление имело место. Но давайте разберемся, о чем скромно умолчал автор документа. А умолчал он о том, что данное постановление утверждало схему строительства полигона для утилизации твердых бытовых отходов для нужд только одного города — Юрюзани. То есть, по сути, уже имеющаяся городская свалка должна была быть отодвинута подальше от города и узаконена. А еще известно, что без данного постановления коммунальная организация, которая осуществляла тогда вывоз мусора, по законодательству того времени не получила бы лицензию на утилизацию ТБО. Эту информацию подтвердил нам и Николай Рудаков, который возглавлял Юрюзань в 2008 году.

Постановление Об утверждении схемы расположения земельного участка под строительство полигона твердых бытовых отходов в г. Юрюзань

Схема расположения земельного участка под строительства полигона ТБО в г. Юрюзань

— Исполняющий обязанности главы района Валерий Исаев издал постановление, которое позволило нам решить две очень важные задачи: получить возможность строительства нового полигона ТБО подальше от города, а также получить лицензию для ООО «Коммунальный сервис» на вывоз и утилизацию мусора, — пояснил Николай Рудаков. — Теперь Сергей Замятин хочет использовать этот участок для переработки и складирования чужого мусора со всех окрестных городов.
Итак, с постановлением десятилетней давности разобрались. Да, участок был выделен, но только для утилизации отходов Юрюзани, а не всей округи.

Далее внимательно изучим позицию, опубликованную на официальном сайте администрации Юрюзанского городского поселения. Будем считать написанное официальным обращением главы Юрюзани, так как сложно представить, чтобы на официальном сайте администрации появилась не утвержденная главой информация.

 

2017 год в России объявлен годом экологии!

Уважаемые жители г.Юрюзань и близлежащих населенных пунктов!

Хватит травить себя и дышать этим грязным воздухом!

В связи со сложившейся ситуацией на свалке ТБО, вопросы экологии и защиты окружающей среды выдвигаются на первый план. В настоящее время сложности переработки твердых бытовых отходов занимают чуть ли не первое место в мире после загрязнения атмосферы и питьевой воды. Эта связано с расширением и большим количеством выпускаемой продукции и новыми упаковками, имеющими сложный химический состав. На текущий момент морфология ТБО насчитывает порядка 187 различных фракций.

Хочется заметить, что еще в Постановлении Администрации Катав-Ивановского муниципального района №1647 от 08.10.2008, исполняющим обязанности  Главы Катав-Ивановского  муниципального района Исаевым Валерием Александровичем было принято решение и  согласовано, на тот момент, Главой Юрюзанского городского поселения – Рудаковым Николаем Викторовичем, утвердить схему расположения земельного участка под строительство полигона для утилизации твердо-бытовых отходов, на кадастровом плане соответствующей территории, расположенного по адресу: Челябинская область, город Юрюзань, ориентир: 980 метров на северо-запад от развилки автодорог Катав-Ивановск-Первуха и Юрюзань-175 км от автодороги Уфа-Челябинск, общей площадью 100000 кв.м., с кадастровым номером 74:10:02 02002: (до квартала), категория земель – земли населенных пунктов.

Главой города – Замятиным Сергеем Анатольевичем было направлено письмо в Министерство экологии с предложением установить на территории существующей свалки мусоросортировочный комплекс. Не найдя поддержки в районной администрации, пришлось обратиться в областное правительство. Речи о создании полигона для захоронения, утилизации и переработки  коммунальных отходов не было. На официальном сайте Администрации Катав-Ивановского муниципального района была размещена ложная и извращенная информация.

Состоялась встреча с Климовым Олегом Борисовичем – заместителем Губернатора Челябинской области, где обсуждался вопрос строительства данного комплекса.

Этот комплекс представляет собой закрытую территорию ангарного типа, на котором осуществляется сортировка поступающих отходов на различные фракции как стекло, пластик, ПЭТ-тара, картон и металл для их дальнейшего использования в качестве вторичного сырья. То есть образующиеся твердо-бытовые отходы не будут утилизироваться и складироваться на территории свалки, а напротив, после сортировки уплотняются, прессуются в кипы и отправляются на новый цикл производства.

Такие комплексы построены уже во многих городах России, в том числе в Миассе и Уфе.

Убедительная просьба к жителям города – для получения достоверной информации обращаться  в Администрацию Юрюзанского городского поселения.

«Главой города — Замятиным Сергеем Анатольевичем было направлено письмо в Министерство экологии с предложением установить на территории существующей свалки мусоросортировочный комплекс. Не найдя поддержки в районной администрации, пришлось обратиться в областное правительство. Речи о создании полигона для захоронения, утилизации и переработки коммунальных отходов не было».

Кто же так откровенно обманывает нас на официальном сайте? Именно о полигоне и написано в письме. Вот цитата: «…сообщаю, что на территории Юрюзанского городского поселения имеется пригодный земельный участок с площадью примерно 6 Га для размещения мусоросортировочного комплекса с полигоном ТКО… При согласовании местоположения земельного участка Администрация Юрюзанского городского поселения, готова провести работы по постановке на кадастровый учет востребованного земельного участка и провести все необходимые работы и мероприятия. Глава Юрюзанского городского поселения С. А. Замятин». Несмотря на это, в минувший понедельник на совещании Сергей Замятин уверено заявил, что про полигон он не писал. По телефону он прокомментировал нам ситуацию следующим образом. По его словам, он обращался с письмами во все инстанции, стучался во все двери, но помощи ниоткуда не дождался. Тем временем проблема возгорания свалки обострилась, Юрюзань задыхалась в дыму, и ему, как главе, нужно было что-то предпринимать. Согласно приказу руководства, к тому времени пожарные уже отказывались выезжать на тушение свалок. Из министерства экологии тем временем поступило поручение дать предложения по исправлению ситуации, однако снова, как утверждает Сергей Анатольевич, никто этим не озаботился, и тогда он подготовил письмо с предложением размещения на территории города мусоросортировочного завода. По мнению главы, такое предприятие позволит переработать Катав-Ивановскую и Юрюзанскую свалки, а также мусор из семи городов Усть-Катавского кластера. Далее все полезное будет увезено на переработку, а те крохи мусора, который не подлежит переработке, увезут на утилизацию на Усть-Катавский полигон ТКО. Это будет комплекс ангарного типа, уверен Сергей Анатольевич, там будет очень чисто и он даже позволит создать рабочие места. На вопрос, зачем кому-то строить мусоросортировку вдали от полигона захоронения отходов, внятного ответа не последовало, хотя глава тоже высказался против такого полигона в Юрюзани. А в письме был за.

Глава Юрюзани оправдывает свою затею мифической экологичностью производства. По версии официального сайта администрации, «этот комплекс представляет собой закрытую территорию ангарного типа, на котором осуществляется сортировка поступающих отходов на различные фракции как стекло, пластик, ПЭТ-тара, картон и металл для их дальнейшего использования в качестве вторичного сырья. То есть образующиеся твердо-бытовые отходы не будут утилизироваться и складироваться на территории свалки, а напротив, после сортировки уплотняются, прессуются в кипы и отправляются на новый цикл производства».

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Почему-то автор не сообщает про то, что переработке подлежит, по разным данным, всего чуть более 30 процентов бытовых отходов: стекло, картон, бумага, метал, пластик. А куда девается около 60 процентов мусора, который не подлежит переработке? Автор об этом молчит, но разобраться что к чему оказалось не сложно.

На сегодняшний день в мире есть два пути, по которым уходит неперерабатываемый мусор после сортировки. Первый путь плохой — на полигон ТБО. Если он будет построен в Юрюзани, благодаря отходам населения семи городов, новая гора нечистот вырастет очень быстро и будет в разы больше нынешней. Математика простая: если сейчас на городскую свалку Юрюзани вывозятся бытовые отходы 12 тысяч юрюзанцев, то в скором будущем сюда возможно будет поступать мусор 150 тысяч человек, живущих в городах и селах Усть-Катавского кластера. Рост объемов нечистот увеличится более чем в десять раз! И где гарантия, что все это безобразие со временем не загорится сильнее прежнего? Если же остатки после сортировки увозить в Усть-Катав, тогда какой резон строить сортировочный центр в Юрюзани?

Второй путь еще хуже. На территории города теоретически может быть построен мусоросжигающий завод. Что это такое? Да, в странах вроде Германии или Японии это чистые и высокотехнологичные предприятия, где на выходе из мусора получается пар и нейтральная субстанция, из которой потом лепят стройматериалы. Но у нас совсем не Германия и далеко не Япония, где в экологию вкладываются большие сотни тысяч евро. У нас строят дешево-сердито и в рублях. Поэтому лучше не верить мифам про чистоту возможного Юрюзанского мусоросжигающего завода, а довериться исследованиям в этой сфере всемирной независимой организации «Greenpeace»(«Гринпис»): «К загрязняющим веществам в выбросах мусоросжигающих заводов относятся: диоксины, полихлорированные бифенилы (ПХБ), нафталины, хлорбензолы, ароматические углеводороды, летучие органические соединения, тяжелые металлы, в том числе ртуть, кадмий, свинец. Многие из этих веществ токсичны, не разлагаются и способны к накоплению в живых организмах. Эти свойства делают их наиболее опасными для окружающей среды. Некоторые из них вызывают онкологические заболевания и разрушают гормональную систему человека. Другие вещества, такие как диоксид серы (SO2) и диоксид азота (NO2), вместе с мелкими дисперсными частицами вызывают респираторные заболевания».

Как нам стало известно, в министерстве экологии всерьез заинтересовались предложением Сергея Замятина. Однако оптимизм по поводу организации в Юрюзани глобальной мусорной свалки не разделяют многие руководители, депутаты и общественность Катав-Ивановского района. Так, 18 октября Собрание депутатов района, заслушав информацию, признало «нецелесообразным размещение межмуниципального полигона на территории Юрюзанского городского поселения». Следом и депутаты городского Совета Юрюзани также проголосовали против размещения мусоросортировочного комплекса с полигоном ТКО на территории города. Сбором подписей против этой инициативы занимаются активисты.

Сегодня в правовом поле по утилизации коммунальных отходов образовался вакуум. Челябинская область сейчас проходит переходный период в создании кластеров и в работе по вывозу и утилизации бытового мусора через региональных операторов. К сожалению, многие городские свалки в настоящее время не имеют официального статуса и юридически являются несанкционированными, получить лицензии для их законного финансирования практически не реально. Совсем нет ясности с тем, как система будет работать в будущем. Экспериментировать с заводами-свалками-переработками-полигонами в этих условиях просто опасно. Потому что любая идея может быть реализована вовсе не так, как планировал автор, только исправлять все будет уже поздно. В период неясности необходимо предельно взвешенно и ответственно выходить «наверх» с инициативами. Иначе, инициатива может наказать инициатора. А с ним и целый город.

По материалам Александра Донцова, газета “Авангард”

25 октября 1917 года

Ровесник революции

В то время как в Петрограде разворачивались революционные события ночи 25 октября 1917 года, в простой семье туляков Разуваевых появился на свет мальчик, которого назвали Порфирием. Волею судьбы он стал ровесником Великой Октябрьской революции.

С.С.Боим Линогравюра Выстрел Авроры 1962 г.

С.С. Боим.  Линогравюра “Выстрел Авроры” 1962 г.

Октябрь 1917 г.

Хронология

1917 г., 1 сентября Провозглашение России республикой

1917 г., 25 октября Вооруженное восстание в Петрограде

1917 г., 25 — 26 октября Деятельность II Всероссийского съезда рабочих и солдатских депутатов. Приняты Декреты о мире и земле.

Во время ликвидации корниловского мятежа началась массовая большевизация Советов. Ряд Советов фактически осуществлял власть на местах. 31 августа Петроградский Совет, а 5 сентября объединенный Пленум Московских Советов рабочих и солдатских депутатов приняли резолюцию “О власти”. На большевистскую позицию перешли Советы Калуги, Брянска, Самары, Саратова, Сызрани, Царицына, Барнаула, Минска, Владикавказа, Ташкента и многих других городов. В первой половине сентября требование о переходе власти в руки Советов поддержали 80 местных Советов крупных и промышленных городов. По указанию ЦК РСДРП(б) местные партийные организации развернули кампанию перевыборов Советов. В сентябре и октябре 1917 г. большинство Советов и солдатских депутатов перешло на сторону большевиков

В стране назрел общенациональный кризис, охвативший все сферы политических и социально-экономических отношений. Политика буржуазного Временного правительства поставила страну на грань национальной катастрофы, усилилась разруха в промышленности и на транспорте, возросли продовольственные затруднения. Валовая продукция промышленности сократилась в 1917 г. по сравнению с 1916 на 36,4%. Началась массовая безработица. Одновременно росла дороговизна.

Это был крах политики Временного правительства и, соответственно, крах политики тех партий, которые входили в это правительство (кадеты, меньшевики, эсеры). Революционный поток осенью 1917 г. круто повернул влево.

1 сентября Керенский провозглашает Россию республикой, чтобы, как он объяснял, “дать моральное удовлетворение общественному мнению”, создает Временный Совет Республики. Все это походит на попытку введения в России парламентского строя. Но власть не удается удержать и с помощью этой меры. Большевики отказались участвовать во Временном Совете, избрав курс на углубление революции.

10 октября состоялось заседание ЦК большевистской партии, на котором с докладом о текущем моменте выступил В.И. Ленин, незадолго до этого переехавший в Петроград.

Он подчеркнул, что политическое положение вполне созрело для перехода власти к пролетариату и крестьянской бедноте. Ленин считал необходимым для всей партии поставить вопрос о вооруженном восстании на очередь дня. ЦК партии десятью голосами против двух (Л.Б. Каменев, Г.Е. Зиновьев) принял ленинскую резолюцию, признававшую, что восстание назрело и неизбежно. ЦК партии предложил всем партийным организациям в своей практической работе руководствоваться данным решением. На заседании было избрано Политическое бюро во главе с В.И. Лениным. 12 октября исполком Петроградского Совета под руководством Л.Д. Троцкого принял Положение о Петроградском военно-революционном комитете (ВРК), ставшем легальным штабом по подготовке вооруженного восстания. Был создан также Военно-революционный центр (ВРЦ), куда вошли Я.М. Свердлов, Ф.Э. Дзержинский, А.С. Бубнов, М.С. Урицкий и И.В. Сталин.

Штурм Зимнего дворца

Основные события вооруженного восстания развернулись 24 октября. По распоряжению Временного правительства юнкера захватили типографию большевистской газеты “Рабочий путь”. Был отдан приказ об аресте членов ВРК и захвату Смольного, где находился ЦК партии большевиков. Юнкера пытались развести мосты через Неву, но ВРК направил к мостам отряды Красной гвардии и солдат, которые взяли все мосты под охрану. К вечеру солдаты заняли Центральный телеграф, отряд матросов овладел Петроградским телеграфным агентством, солдаты Измайловского полка — Балтийским вокзалом. Революционными частями были блокированы Павловское, Николаевское, Владимирское, Константиновское юнкерские училища. От ЦК и ВРК в Кронштадт и Центробалт были направлены телеграммы с вызовом боевых кораблей Балтийского флота с десантом. Приказ был выполнен.

В.И. Ленин 24 октября писал членам ЦК партии: “Изо всех сил убеждаю товарищей, что теперь все висит на волоске, что на очереди стоят вопросы, которые не совещаниями решаются, не съездами (хотя бы даже съездами Советов), а исключительно народами, массой, борьбой вооруженных масс… Надо, во что бы то ни стало, сегодня вечером, сегодня ночью арестовать правительство, обезоружив (победив, если будут сопротивляться) юнкеров и т.д. Нельзя ждать! Можно потерять все!” И далее: “Правительство колеблется. Надо добить его во что бы то ни стало! Промедление в выступлении смерти подобно”.

Вечером 24 октября В.И. Ленин прибыл в Смольный и непосредственно возглавил руководство вооруженной борьбой; революционные силы перешли в наступление, происходил захват стратегических пунктов Петрограда.

В 1 ч. 25 мин. ночи с 24 на 25 октября (с 6 на 7 ноября) красногвардейцы заняли Почтамт, вокзал, центральную электростанцию. Утром 25 октября (7 ноября) ВРК принял воззвание “К гражданам России!”, написанное Лениным.

В обращении говорилось: “Временное правительство низложено. Государственная власть перешла в руки органа Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов — Военно-революционного комитета, стоящего во главе Петроградского пролетариата и гарнизона”.

Днем 25 октября революционные силы заняли Мариинский дворец, где находился Предпарламент, и распустили его; матросами был занят Военный порт и Главное адмиралтейство, где был арестован морской штаб.

В 14 ч. 35 мин. открылось экстренное заседание Петроградского Совета. С докладом о победе революции на этом заседании выступил В.И. Ленин, заявив: “Товарищи! Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой все время говорили большевики, свершилась”.

Ленин

Однако в Зимнем дворце находилось Временное правительство. К 18 ч. революционные отряды окружили дворец. В 21 ч. 40 мин. по сигналу из Петропавловской крепости прогремел выстрел “Авроры”, начался штурм Зимнего дворца.

25 октября в 22 ч. 40 мин. в Смольном открылся Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов (к открытию съезда из 649 прибывших делегатов было 390 большевиков), провозгласивший переход власти к Советам.

Каково оно было отмечать свой личный день рождения вместе с главным праздником вновьобразованной страны, было ли у Порфирия Ивановича ощущение гордости из-за этого или ответственности, мы уже никогда не узнаем — 13 лет его нет на этом свете. Но еще живы и помнят о нем его друзья, коллеги по работе на Юрюзанском механическом заводе.

— Очень дружен был Порфирий Иванович с семьей Картушовых, Александром и Диной. Александра Пантелеевича уже тоже нет в живых, а Дина Александровна живет сейчас в Санкт-Петербурге и как-то в телефонном разговоре просила не забыть о 100-летии со дня рождения Порфирия Разуваева, доброго друга и известного в свое время человека, руководителя на Юрюзанском заводе, — говорит Евгений Соловьев, председатель совета ветеранов Юрюзани.

Как читатель уже, наверное, понял, Порфирий Разуваев сам из Тулы. В Юрюзань он попал вместе с эвакуированным в 1941 году сюда патронным заводом №38.

24-летний парень за плечами имел только техническое училище и был обычным рабочим, инструментальщиком. На ЮМЗ он быстро стал продвигаться по карьерной лестнице — сначала возглавлял комсомольскую бригаду, был мастером, заместителем начальника, а потом и начальником инструментального цеха №5. В последней должности он прослужил около 30 лет. Что это был за руководитель! В этом цехе работала настоящая элита, потому что попасть туда можно было только по конкурсу, персонал Порфирий Иванович отбирал сам, очень строго, ведь изготавливать нужно было самую точную измерительную технику — штампы, калибры, скобы.

Инструментальный цех ЮМЗ получил переходящее красное знамя как победитель соцсоревнования.

В честь Дня машиностроителя инструментальному цеху ЮМЗ вручают переходящее Красное знамя как победителю соцсоревнования. Порфирий Разуваев, начальник цеха, четвертый слева. 1975 год. Фото из архива Ларисы Маликовой.

— Рабочие его уважали и ценили, но и боялись, конечно, так как он очень строго спрашивал за дисциплину, — вспоминает Валентина Ульянова, работавшая в те годы шлифовальщицей на ЮМЗ. — Мог и отругать, и выговор влепить. Но критика была всегда только по делу. Инструментальный цех по кадрам был тогда на высоте, никакой текучки не было.

А в неформальном общении — спокойный, немногословный человек, он всегда держал себя в рамках. Общественник, при нем инструментальный цех всегда был лучшим в художественной самодеятельности. Разуваев сам ходил на лыжах, хорошо играл в шахматы. А еще писал стихи. Он вообще очень любил поэзию, особенно Лермонтова, поэму «Мцыри» цитировал наизусть. Одна из его рифм была посвящена родному заводу, тому, что стало с ним в новое время рыночной экономики.

«Иду по тропинке горою крутой,
Завод предо мною в низине речной.
Шумит у забора река Юрюзань,
Бежит в перепрыжку, как резвая лань.
Но что-то не слышу я шума цехов
И звонкого грохота мощных прессов.
Так что же случилось с тобою, завод?
Куда подевался рабочий народ?
Когда же воспрянешь и плечи свои развернешь?
И прежнюю славу свою ты вернешь?»

Болела душа у юрюзанца за свое предприятие.

Умер Порфирий Разуваев в 2004-м, на 87 году жизни, и похоронен в Юрюзани, которая навсегда стала его домом.

— Порфирий Иванович был ровесником революции и трудился честно на благо своей страны. А ведь день ее свершения был и остается самым светлым праздником для старой гвардии, для нас — ветеранов, пенсионеров, — заключает Евгений Иванович. — Поэтому от совета ветеранов Юрюзани поздравляю всех пожилых людей со 100-летием Великой Октябрьской революции, желаю доброго здоровья, крепости духа и благополучия всем.

По материалам газеты “Авангард” и открытых источников сети Интернет

Юрюзанские комсомольцы у мемориала

Юность комсомольская моя

Юрюзанские комсомольцы у мемориалаВ этом году исполняется 99 лет со дня рождения ВЛКСМ – Всесоюзного ленинского коммунистического союза молодежи.

В наше время комсомольской организации уже нет, и сегодня далеко не все молодые люди знают, что когда-то в СССР, правопреемницей которого стала Россия, существовал коммунистический союз молодежи, что право быть комсомольцем, надо было еще заслужить.

Комсомол – это часть нашей истории, которую нельзя забывать. К счастью, сейчас еще живы участники событий, связанных с историей ВЛКСМ. И они могут поведать нам, как говорится из первых уст, о том времени, когда были молодыми, полными сил и мечтали о прекрасном будущем.

В Юрюзанском технологическом техникуме историю и краеведение преподает Наталья Плеханова. Она поделилась своими воспоминаниями с читателями нашей газеты.

– Наше поколение – родом из комсомола, и мы гордимся своей юностью. Какая это была прекрасная школа для молодежи, она воспитывала достойных граждан своей страны. Какой интересной, целеустремленной, насыщенной была наша жизнь! Многие из нас до сих пор с гордостью хранят свои комсомольские билеты.

Юрюзанские комсомольцы много лет спустя

Мы с теплотой вспоминаем субботники, сборы металлолома и макулатуры. Соревновались между собой, кто больше соберет, и всегда помогали друг другу. Дружно несли макулатуру и железо к школе. Те, кто собрали больше всего металлолома, ехали на Катав-Ивановский литейно-механический завод. На городской площади по этому поводу всегда проходил митинг, где отмечали лучших сборщиков, потом нас торжественно провожали на плавку. За нами ехала вереница машин с собранным металлоломом. Представляете, какую гордость мы испытывали за наш труд?

Надо сказать, что наше поколение никогда не боялось работы. Мы многое умели, а если что-то не получалось, то учились это делать. Мы с охотой дежурили по классу и школе, сами мыли полы, выпускали стенгазеты, работали в плодопитомнике, высаживали саженцы, убирали картофель на полях совхозов района, работали в трудовых лагерях в селе и лесхозе. Наверное, поэтому нам бывает трудно понять, почему часть нынешнего подрастающего поколения иногда пытается отгородиться от трудового воспитания.

Первые комсомольцы у нас появились, когда мы учились в седьмом классе. Им было 14 лет, а остальным – только 13. По уставу в комсомол принимали с 14 лет. Как мы завидовали первым комсомольцам в классе! Комсоргом тогда был избран Слава Неряхин. Все относились к нему с уважением, авторитет его был непререкаемым. Славины поручения выполнялись беспрекословно.

Помню, в восьмом классе нам дали нового учителя по математике. Им оказалась молоденькая девушка, которая приехала в Юрюзань по распределению. Опыта работы у нее, конечно, не было, и мы, решив, что она плохо объясняет материал, объявили ей бойкот. Большая часть учащихся ушла с урока. Только несколько мальчишек, в том числе и комсорг, остались. Конечно, потом нам всем здорово попало от классного руководителя! Но самым большим укором для нас были слова Славы: “Учиться надо, а не с уроков бегать!”. И нам до сих пор стыдно за свой поступок, хотя и прошло с того времени уже 50 лет. Вскоре с молоденькой учительницей мы подружились, Тамара Давыдовна, так ее звали, вместе с нашей “классной мамой” ездила с нами в разные города на экскурсии, ходила в походы.

Слава Неряхин после окончания школы стал военным, служил в Забайкалье. Он всегда был совестью нашей комсомольской группы, ее лидером. И когда в 1994 году случилась трагедия, и Слава погиб, то на его похороны собрался весь наш класс. Мы и сейчас приходим к Славе в день его рождения или в день гибели, или просто, когда бываем на кладбище.

Нельзя не упомянуть другого нашего комсорга – Веру Рожкову. В девятом классе Славу избрали в комитет ВЛКСМ школы, и Вера заняла его место. Наш классный руководитель, Тамара Кузьминична Шекунова, разглядела в ней недюжинные организаторские способности. Мы и сейчас “слетаемся” на комсомольские собрания к Вере, на дачу. Вспоминаем нашу юность, общаемся, решаем какие-то вопросы.

Я помню все наши диспуты и комсомольские собрания, во время которых работал пресс-центр. Он отражал все важные вопросы, обсуждаемые на собрании. А иногда даже появлялись карикатуры на нерадивых комсомольцев. Все честно говорили о недостатках в работе, да и в комитет комсомола школы выбирали самых достойных, самых лучших. Комсомол воспитывал в нас активную жизненную позицию.

В седьмом классе нам поручили отыскать могилу бойцов, умерших от ран в эвакогоспитале во время Великой Отечественной войны. Этот госпиталь № 3128 размещался в здании нашей школы с 1941 по 1943 год. В поиске нам помогал краевед Леонид Николаевич Сурин. Мы разыскали тех, кто работал в госпитале. Они нам указали место, где были похоронены красноармейцы, умершие от ран. Наши шефы, рабочие цеха № 11 ЮМЗ, изготовили памятник и ограду на их могилу. Потом состоялось торжественное открытие памятника. А весной мы посадили цветы на могиле красноармейцев, летом бегали поливать их. Нас никто не заставлял, но мы понимали: “Кто, если не мы?”. В конце десятого класса мы передали вахту памяти своим подшефным. И те продолжили наше дело. Комсомол, как никто, воспитывал в нас патриотизм.

К могиле Сергея Сырых и Александра Молотова на городском кладбище, которые 7 июня 1943 года умерли от ран в юрюзанском военном госпитале № 3128, и сейчас не зарастает тропа. Сюда приходят учащиеся школы № 1 и студенты ЮТТ с цветами. А несколько лет назад с помощью депутата Госдумы Михаила Гришанкова и областного Совета ветеранов удалось установить новые мраморные памятники на их могиле.

А какая была в то время преемственность! У каждой комсомольской группы были шефы-комсомольцы и коммунисты завода. Мы были частыми гостями у своих шефов, приходили к ним на экскурсии, выступали с концертами. Шефы, в свою очередь, помогали нам с ремонтом, организовывали походы и поездки.

Каждая комсомольская группа шефствовала над пионерским отрядом. Нам с Тамарой Акшенцевой вручили комсомольские путевки на работу с пионерами. Наша комсомольская группа стала одной из лучших по шефской работе. Работа в отряде, с детьми, определила наш дальнейший путь в жизни. Мы стали педагогами.

Запомнилась учеба комсомольского актива, которая проходила в селе Меседа на базе интерната. С утра шли практические и теоретические занятия, были организованы секции. Вечером – диспуты, КВНы, концерты в сельском клубе. Особенно запомнился последний день, когда девчонки настряпали пельменей на всех активистов. Я только сейчас понимаю, какие усилия были приложены организаторами, чтобы достойно организовать работу и досуг нескольких тысяч человек.

После девятого класса самые активные комсомольцы были награждены путевками в Ленинград. Каждую кандидатуру выбирали на комсомольском классном собрании голосованием. Поездка осталась в памяти незабываемым событием! Мы впервые увидели Москву и Красную площадь, Ленинград с его музеями и фонтанами Петродворца.

Когда мы учились в десятом классе, вся комсомольская организация готовилась к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина. По итогам соцсоревнования, наша группа заняла первое место, и именно нам было поручено встречать ленинский рассвет 22 апреля 1970 года. Рано утром мы собрались на площади Ленина, у его памятника. Возложили цветы и замерли в почетном карауле.

А потом был последний звонок, экзамены и выпускной вечер, после которого все разлетелись, кто куда. Но мы и сейчас с удовольствием встречаемся и вспоминаем нашу незабываемую комсомольскую юность. Комсомол для нас был не просто союзом молодежи, он определил нашу дальнейшую жизнь.

По материалам Ольги Шкериной, газета “Среди Вершин”. Фото из архива

Ассамблея 2017 ЮТТ

На небосклоне ЮТТ загораются звезды

Что такое Ассамблея? Для студентов и педагогов юрюзанского технологического техникума – это повод подвести итоги учебного года. Подводить итоги можно по-разному: высчитывать цифры, заполнять таблицы, чертить графики. А можно в торжественной обстановке наградить тех, кто в прошедшем учебном году смог проявить себя.

Ассамблея 2017 ЮТТ

Уже в восемнадцатый раз в актовом зале юрюзанского техникума собрались студенты всех курсов, мастера производственного обучения, преподаватели общеобразовательных и специальных дисциплин, работники техникума, гости и родители.

Наталья Чурина – директор техникума объявила: «На небосклоне ЮТТ загораются звезды! Сегодня мы отмечаем тех, кто внес личный вклад в общее дело. Начнем с профессиональных достижений. В этой номинации мы отмечаем совместные успехи студентов и педагогов!

Cедьмое место на областной олимпиаде профмастерства по укрупненной группе специальностей «Техника и технология наземного транспорта» заняли студент 431-й группы Илья Колыпин и преподаватель специальных дисциплин Юрий Викторович Иванов.

Галина Педан – наш педагог принимала участие в областной олимпиаде профмастерства мастеров по укрупненной группе специальностей «Промышленная экология и биотехнологии». Галина Евгеньевна работает в техникуме всего два года, но за это время смогла достичь больших профессиональных успехов. Доказательство тому – областной конкурс, на котором она заняла четвертое место среди педагогов с куда большим опытом работы, чем у нее.

Наши студенты активно участвуют в научной работе, получая возможность приобрести знания сверх программы, научиться основам исследовательской деятельности. Пусть их работы не публикуются как солидные монографии и не выдвигаются на Нобелевские премии, но они получают самую высокую оценку на студенческих научно-практических конференциях.

Так, в номинации «Исследователь» в этом году были отмечены работы Дарьи Калининой (научный руководитель Татьяна Тимакова) и Анны Канищук (научный руководитель Наталья Плеханова). Студент 131-й группы Артем Дегтярев занял третье место на VII научно-практической конференции «Первый шаг в науку», посвященной 160-летию К. Э. Циолковского (научный руководитель Наталья Плеханова). Работа Артема была посвящена памяти выдающегося человека – почетного гражданина г. Юрюзань Леонида Николаевича Сурина».

Значимых успехов достигли в этом году студенты техникума в художественном творчестве. Второе место в областном фестивале в номинации «Вокальное искусство. Рэп» занял Кирилл Богомолов, студент группы 231. Дмитрий Зуев стал победителем в номинации «Литературно-музыкальная композиция и художественное слово».

Полина Михайловна Шубина и Надежда Георгиевна Зуева – преподаватели техникума – получили грамоты за первое место в областном смотре-конкурсе музеев в номинации «Лучший фотопроект» с работой «Наш земляк – Герой Советского Союза Д. Д. Сырцов».

Самой многочисленной «командой», завоевавшей победу в номинации «Группа года», стали студенты группы ТМ-111.

«Снова лето, – сказала в конце Наталья Чурина, – Мы подводим итоги. Отрадно, что наш дружный коллектив получил столько наград, многого добился в профессиональной сфере. Впереди – новый учебный год с новыми задачами, проблемами, перспективами».

По материалам Ольги Юдиновой, газета “Среди Вершин”. Фото из архива ЮТТ.

Ностальгия ч.2 – фильм о г.Юрюзань

Жизнь человечества неразрывно связана с его прошлым. Наша история это своеобразный культурный пласт, который хранит в себе информацию о жизни людей на определенной территории. И, порой бывает так интересно посмотреть старинные видеозаписи, сделав перелет на мнимой машине времени в наше прошлое.

Сегодня, в роли машины времени выступает фильм “Ностальгия”, вторую часть которого, мы предлагаем посмотреть, дорогие земляки и гости нашего сайта.

Фильм “Ностальгия” ч.2 выпущен к празднованию 259 годовщины дня города Юрюзань. Операторы: Шутько Владимир Иванович, Касьянов Василий Николаевич, Карлин Александр Иванович. Звуковое оформление, монтаж: Максимовой Л.П.
Оркестр на праздновании Дня г. Юрюзани

Юрюзани исполнилось 259 лет

Оркестр на праздновании Дня г. Юрюзани

8 сентября Юрюзань отметила свой 259-й День рождения. Сотрудники учреждений культуры подготовили для горожан большую развлекательную программу.

Юрюзанцы

Череда утренних праздничных мероприятий началась с традиционной выставки голубей. В этом году в ней приняли участие только юрюзанские заводчики, показавшие третьих и четвертых птенцов этого сезона, которые отличаются особой красотой.

Голуби

Официальная же часть началась с торжественного митинга. Поздравительные речи перемежались с выступлениями местных и приглашенных из Усть-Катава артистов.

Митинг

Сразу после митинга на площади у ДК торжественно открыли «зону отдыха» с пятью лавочками, а также стелой «Я люблю Юрюзань».

Открытие стелы город Юрюзань

Я люблю Юрюзань

– Причем лавочки сделали не простые, а воспроизвели точные копии скамеек, стоявших во времена Советского Союза в городском саду. Каждую из них дополнительно украсили надписью из кованого железа с названием города, — рассказывает Екатерина Ухань, директор Дворца культуры г. Юрюзани.

Скамейки г. Юрюзань

На церемонии открытия перерезали положенную случаю красную ленточку и выпустили в небо десяток красивых голубей. Музыкальное сопровождение церемонии обеспечил оркестр в/ч 41013 из г. Трехгорного.

Еще одно торжественное открытие состоялось чуть позже в здании Дворца культуры. Один из его кабинетов оборудовали под выставку «Эпоха СССР», на которой собрали предметы быта 50— 70-х годов прошлого века.

Выставка Эпоха СССР Юрюзань

На выставке есть вещи, которым уже 30, 50, 70 и даже 100 лет, — продолжает Екатерина Ухань. — Они дороги людям, вызывают приятные эмоции, впечатления, воспоминания.

Тем, кто не смог побывать на выставке непосредственно во время праздника, расстраиваться не стоит, она будет работать до конца октября. Все желающие могут посмотреть ее совершенно бесплатно в любое рабочее время.

Следующим этапом праздника стало торжественное собрание в главном зале Дворца, на котором руководители города и почетные гости еще раз поздравили горожан с праздником и вручили заслуженные награды лучшим работникам муниципальных учреждений и предприятий города.

Торжественное собрание в День Города 2017

Вечерняя часть праздника началась с чемпионата по автомобильному многоборью «АвтоМэн—2017». Пятеро смельчаков сначала приняли участие в заочном этапе, потом подтвердили свои теоретические знания правил дорожного движения, и тут же, прямо перед зрителями, продемонстрировали свое мастерство вождения.

Едва с площади уехал последний автомобиль конкурсанта, как их место тут же заняли детские коляски, превратившиеся ради семейного фестиваля «Парад колясок» в сказочную карету, пиратский корабль и даже вертолет. И хотя всего три семьи решились в этом году на участие в этом традиционном мероприятии, получилось оно ярким и впечатляющим.

— Это семейный конкурс, ведь не место украшает человека, а человек место, — говорит Ольга Денищенко, сотрудник ДК г. Юрюзани. — И мы надеемся, что именно семьи возродят наш город в будущем.

Следующим пунктом праздничной программы стал дефиле-показ от одного из популярных в городе магазинов одежды. А завершилось все концертом с участием артистов Уральского федерального округа — вокального проекта «Атака», народного проекта «Забава», вокальной группы «Платина» и танцевального шоу «Vogue», дискотекой и праздничным фейерверком.

По материалам Антона Александрова, газета “Авангард” и открытых источников сети Интернет

Изменение полномочий главы Юрюзани

Главу Юрюзани депутаты лишили части полномочий.

У главы города Сергея Замятина попросили передать районным властям часть полномочий. Долгое время градоначальник отказывался подписывать необходимые бумаги. Пришлось обращаться к городским депутатам.

Еще с прошлого года у районной власти, да и у жителей Юрюзани накопилось много вопросов и претензий в части выполнения ремонтных работ к руководству Юрюзанского городского поселения. Один из самых основных — ремонт водопровода в поселке Сосновке. Также проблемы возникали с давлением питьевой воды в центральной части города, а также с вхождением городских котельных в отопительный сезон. К слову сказать, паспорт готовности всего Катав-Ивановского района ко входу в отопительный сезон так и не был подписан из-за нерасторопности юрюзанских чиновников. В нынешнем году, скорее всего, ситуация повторится…

Юрюзань улица III Интернационала

Проблемами Юрюзань обрастает как снежный ком. В сфере газификации есть вопросы по срокам проведения работ. К примеру, в Катав-Ивановске работы по газификации уже окончены, а в Юрюзани еще даже не начались. Также не проводятся необходимые режимно-наладочные испытания котла на центральной котельной, из-за чего район и не сможет получить паспорт готовности к отопительному сезону. Кроме того, Юрюзань не подготовила необходимые документы и не попала в этом году в федеральную программу «Комфортная среда». Многие проблемы из-за этого останутся не решенными.

Все эти темы обсудили на прошлой неделе на очередном заседании районного Собрания депутатов. Там же затронули и тему передачи части полномочий главы Юрюзани органам местного самоуправления района. Опасаясь, что с проведением некоторых ремонтных работ в городе могут снова возникнуть проблемы, власти района решили провести их своими силами, но для этого, по закону, глава города должен передать им часть полномочий. Но несмотря на то, что законных оснований в отказе передачи полномочий нет, Сергей Замятин долгое время не подписывал необходимые документы. Так что представители администрации района, опасаясь последствий неумелого руководства, от которого страдают прежде всего юрюзанцы, вынуждены были обратиться к местным депутатам. В итоге, 20 июля, Совет депутатов Юрюзанского городского поселения собрался на внеочередное заседание. Главным образом рассматривали вопрос передачи полномочий в части определенных ремонтных работ районным властям. Присутствовавшие на заседании Николай Рудаков, председатель районного Собрания депутатов, и Антон Буренков, заместитель главы района, рассказали депутатам о запланированных работах и объяснили, что без передачи полномочий их выполнение станет невозможным. Взвесив все доводы, депутаты единогласно проголосовали за передачу городских полномочий в район.

Отметим, что по закону, глава города не может наложить вето на решение Совета депутатов.

Что планируют сделать районные власти, получив городские полномочия?

Капитальный ремонт нескольких участков теплотрассы: по ул. И. Тараканова, от дома №25 до дома №23, от ул. Чернышеваского до городской больницы, от ул. Гагарина до ул. К. Маркса.

Ремонт изоляции теплосетей от ГПТ2 до ул. И. Тараканова, 25.

Ремонт магистральных тепловых сетей по ул. И. Тараканова, от ГПТ1 до ГПТ2.

Устройство блочной модульной котельной для теплоснабжения детских садов №1 «Медвежонок» и №7 «Петушок» и МОУ СОШ №1.

Ремонт водопроводных сетей поселка Сосновка: ул. Пролетарская, Ленина, I мая, III Интернационала, пер. Менделеева, Шекунова, Морозова, Бабушкиного, Павлова.

Ремонт наружных сетей водопровода поселка Сосновка (перемычки) от ул. Пролетарской до ул. Ленина по пер. Павлова.

Ремонт водопровода от ул. Гагарина до ул. И. Тараканова.

Ремонт дворовой территории, устройство контейнерной площадки дома №57 по ул. III Интернационала.

Ремонт автодороги по ул. Советской, от остановки у магазина «Интерьер» до перекрестка с ул. Зайцева.

По материалам газеты “Авангард”.

Улица Абражанова

Улица Абражанова в Юрюзани

Поближе к лесу

«Василовкой называют южный район Юрюзани, отделенный прудом от центральной части города, — пишет в своем исследовании Мария. — Работая с хронологией города, я узнала, что возник этот микрорайон после закрытия завода в 1909 году, 12 июня 1908 года была сделана последняя плавка чугуна. Завод остановлен как «не приносящий дохода». Управляющий заводом Глинков отдал распоряжение о ликвидации дел. Началось варварское уничтожение металлургического оборудования. Многие рабочие завода остались без средств к существованию. Несколько жителей города переселились поближе к лесу, к земле, чтобы жить своим хозяйством, разводить домашний скот, обрабатывать землю.

Четыре Василия

Сразу четыре Василия переселились за пруд. Первый дом поставил здесь для своей семьи Василий Андреевич Чуманов. Был он лошадником, а за прудом было раздолье для целого табуна. На берегу срубил себе избу Василий Степанович Хардин — плотник по специальности. После революции его избрали председателем заводского профсоюзного комитета. Третий из поселенцев — Василий Жилов — был лесником, и ему, как говорится, сам Бог велел жить поближе к лесу. Четвертый — Василий Терентьевич Алаторцев, рабочий механического цеха, после революции был избран народным судьей. Память об этом человеке люди увековечили в названии одной из улиц этого микрорайона.

Но правильнее говорить не Василовка, а Васильевка — от имени первых поселенцев Василиев».

Увековечили имя заслуженного медика

Сейчас в Василовке живет более 1000 человек. Здесь долгое время располагалась заводская больница, в которой была и поликлиника, и родильное, и хирургическое отделения. Она была построена, скорее всего, после 20-х годов. Работали в ней в разные годы такие гениальные врачи, как Галина Гончарова, Надежда Соловьева, Элла Воробьева. А именем еще одного легендарного медика, Александра Абражанова, названа одна из центральных улиц Василовки.

Улица Абражанова

До 1968 года улица называлась Лесозаводской, а 26 апреля этого года председатель Юрюзанского горисполкома Совета депутатов трудящихся Д. Минаев подписал решение№62 «Об увековечивании имени профессора А. А. Абражанова», о чем свидетельствует архивная справка. Здесь же было сказано, что решение такое принято в связи с 50-летием советской медицины. Имя присвоено улице «за большие заслуги профессора А. А. Абражанова перед населением г. Юрюзани». И действительно было за что.

Александр Алексеевич родился еще в конце 19 века, в 1867 году, в Ржеве тогда Тверской губернии. Происхождения он был, скорее всего, далеко не пролетарского. Представьте: закончил в 1891 году Варшавский университет, работал хирургом в Мариинской больнице Санкт-Петербурга. Но, тем не менее, как человеку прогрессивному, революционные взгляды ему были близки. За них его арестовали и выслали подальше от столиц — так Александр Алексеевич и попал в Юрюзань в 1893 году.

Единственный специалист на всю округу

«Мне много доводилось слышать рассказов об этом чудесном докторе от старожилов Юрюзани, — писал в одной из своих книг Леонид Сурин. — В его распоряжении была крохотная заводская больничка на десять коек. Но Абражанов никогда не отказывал не только юрюзанцам, но и больным из соседних заводов и деревень, он был единственным специалистом на всю огромную округу горнозаводского Южного Урала… Вот что записал член Горного ученого комитета Л. Бертенсон после обследования Катав-Ивановского завода в 1891 году: «Госпиталь — ветхое, тесное, давно капитально не ремонтированное, неряшливо содержимое здание. Нет приемной для амбулаторных больных. Палаты недостаточно поместительные, низкие. Отвратительные отхожие места, нет покойницкой, нет помещений для заразительных больных». Вот в этой крохотной больничке на десять коек он и работал. Лабораторию же свою вынужден был оборудовать в обыкновенной крестьянской бане».

Нам не удалось найти сведений, где тогда находилась эта заводская больница, в которой и работал Абражанов.

Лекарь-кудесник

Своим появлением на свет, хоть и опосредованно, но обязан профессору Абражанову и сам Леонид Николаевич. «Только одно обстоятельство отличало молодых Суриных (дедушку и бабушку Леонида Николаевича прим. авт.) от других семей на их улице в юрюзанской Сосновке. У всех — многодетные семьи, детишек — пруд пруди, мал, мала меньше. У Елены с Федором детей не было. И дома перед иконой, и в церкви клала бесчисленные поклоны молодуха, молила: «Господи, пошли мне ребеночка!» Возносились к небу горячие молитвы и оставались без ответа. Год за годом прошли после замужества долгих и трудных семь лет. Детей не было. Спасение для отчаявшейся женщины пришло неожиданно. И явилось оно в лице молодого врача, который приехал в уральскую глухомань не по своей воле. Можно себе представить, каких трудов стоило неграмотной стыдливой женщине заставить себя пойти к врачу. Но о нем уже шла слава по всей Юрюзани как о лекаре-кудеснике. И операция понадобилась совсем несложная. А потом наступило долгожданное. В мае 1900 года у Елены Михайловны Суриной родился мальчик, которого назвали в честь Николая Чудотворца. Это был мой отец. А потом в семье Суриных дети пошли как грибы после дождя: Петр, Ольга, Георгий, Агриппина, Анна, Екатерина, Александр… Все они дожили до зрелых лет. Всего же бабушка моя рожала 14 раз, но другие дети умерли в младенчестве».

Хирургии посвятил всю жизнь

Шесть лет проработал Абражанов в Юрюзани, потом по просьбе земских властей переехал в Златоуст. На огромном фактическом материале, собранном в Юрюзанской заводской и Златоустовской земской больницах он написал и успешно защитил в Петербурге в императорской военно-медицинской академии диссертацию «Пересадка и пломбировка костей», получил ученую степень доктора медицинских наук». С 1903 года работал в Полтаве, потом — в Харькове. До самой смерти, с 1922 года, Александр Алексеевич заведовал кафедрой факультетской хирургии в Днепропетровском медицинском институте. Здесь профессор и умер, как солдат, на боевом посту, в 1931 году. Леонид Сурин пишет, что он как раз делал операцию по удалению почки, она уже шла к концу. Вдруг профессор покачнулся и рухнул на пол прямо у операционного стола. Остановилось сердце.

Пример Александра Абражанова доказывает, что жить и работать, получать звания и научные степени, помогать людям можно везде. Даже в уральской ссылке.

Медгородка давно уже нет

— Я работала в василовской больнице с 1979-го по 1986 год медсестрой, — рассказывает Наталья Соловьева, жительница микрорайона. — Это был целый медгородок из нескольких зданий, деревянных, здесь же стоял двухэтажный жилой дом для сотрудников. Основную часть отделений перевели на «финские» в 1984 году, а до 1986 года еще продолжало работать кожное отделение, но как аварийное его тоже закрыли. Сейчас ни одного из зданий уже нет, теперь на этом месте стоит автозаправка, на выезде из Василовки в Трехгорный. В лучшие времена, когда в Василовке действовал леспромхоз, здесь жило до 3000 человек. Был большой детский сад в два этажа, группы были забиты детьми под завязку. Теперь единственным очагом культуры здесь является основная школа №3, что в переулке Мичурина. А сам поселок превращается в дачный.

По материалам  газеты “Авангард”.

Использованы фрагменты научной работы «История Юрюзани в топонимике» Марии Сауленко, предоставленной преподавателем Наталией Плехановой, отрывки из книги Леонида Сурина «Возле гор и рек уральских».

Клеймо пистолетного патрона. Юрюзанский завод

Отечественные патронные заводы

НАЧАЛО

Первый патронный завод в России был основан в 1869 г. в Петербурге. В это время начиналось перевооружение армии на американские 4,2-линейные винтовки Бердана под унитарный патрон с латунной гильзой. Бумажные патроны (они появились еще в XVII в.) и раньше изготавливались в мастерских в войсках или в капсюльных заведениях при Охтенском (с 1845 г.) и Шостенском (с 1848 г.) пороховых заводах.

Решение построить патронный завод именно в Петербурге было традиционным для сложившейся еще с петровских времен практики размещать многие военные предприятия в столице и ее окрестностях. Это объяснялось прежде всего зависимостью от импортных поставок сырья, материалов и оборудования, а Питер был основным портом империи. Рядом находился Охтенский пороховой завод, имелись и подходящие помещения – винные склады на острове Голодай (Декабристов). К 1872 г. заводом было выпущено 5 млн. патронов для винтовки Бердана (6 млн. поступило из США из 8 млн. заказанных).

В конце 1870-х гг. рассматривались предложения построить частный патронный завод в Бежице под Брянском и в других местах империи. В 1880 г. Александр II утвердил положение о заводе Гилленшмидта в Туле мощностью 30 млн. патронов в год. В 1886 г. здесь начали работу латунно-прокатное и медно-литейное производства, обеспечившие сырьем для изготовления гильз не только Тульский, но и казенный завод в Петербурге. Предприятие стало называться “Тульские медно-прокатные и патронные заводы”.

С начала 1890-х гг. происходило перевооружение русской армии на трехлинейную (7,62-мм) винтовку Мосина. К этому времени завод в Петербурге был переоборудован и мог давать армии 170 млн. патронов в год. Программа производства новых боеприпасов требовала больших средств. Мельхиор для пульных оболочек покупали во Франции и Германии. Казна пыталась уменьшить расходы на дорогие цветные металлы, которые в большой степени определяли конечную стоимость патрона, и пыталась найти более дешевые материалы. Для того чтобы снизить цены, на Тульском заводе планировали открыть мельхиоровое и латунное отделения при казенном патронном заводе.

Главное артиллерийское управление (ГАУ) подумывало и о привлечении других частных патронных заводов или о строительстве нового казенного завода. В 1895 г. его решили разместить в Луганске. Немаловажную роль в этом сыграли власти города, “лоббировавшие” создание предприятия на месте бывшего пушечного завода, выпускавшего чугунные орудия и закрытого в 1887 г. Так появился Луганский патронный завод, способный поставлять 100 млн. патронов в год.

Как и вся военная промышленность России, патронные заводы не всегда работали на проектную мощность. Заказы (наряды) сильно колебались, и после насыщения армии и складов новым оружием и патронами происходил спад производства. Мирной продукцией казенные военные заводы практически не занимались. Численность занятых на них частично сокращалась. Предполагалось, что это в основном подсобные рабочие. Но зачастую уходили и квалифицированные кадры в поисках больших заработков. В 1901 г. Петербургский завод выпустил 60,6 млн. винтовочных патронов и 3,75 млн. револьверных, Луганский завод – 47 млн. патронов. Почти половину составили холостые винтовочные патроны для учебы войск. Тульскому частному заводу достался самый маленький заказ на винтовочные патроны – всего 6,75 млн. штук.

Тульский завод имел дополнительный доход от продажи другим заводам цветных металлов, хотя и перестал быть монополистом, поскольку латунь и мельхиор казна получала также от заводов Розенкранц и Франко-Русского в Петербурге, Кольчугинского завода во Владимирской губернии. Все же государство приступило в 1902 г. к строительству латунно-мельхиорового завода при патронном заводе в Петербурге, который уже в 1904 г. на 2/3 обеспечивал себя этими материалами. К этому времени Тульский завод смог переориентировать избыточные мощности по латуни на производство орудийных гильз. Как частное предприятие, завод создал у себя и невоенные производства латунных изделий, вплоть до самоварных заготовок для кустарей и др.

В России было несколько небольших частных заводов, выпускавших охотничьи и револьверные патроны, в основном в Москве и окрестностях. У Русско-Бельгийского общества патронных заводов были предприятия в Кунцеве и Москве (Марьина Роща). Общество “Н.Феттер и Е.Гинкель” имело дроболитейный и патронный завод в Москве за Крестовской заставой. Заводы работали для населения и заказов от казны на боеприпасы не имели. Кстати, в начале XX в., кроме них, в Москве и окрестностях практически не было других заводов, даже условно относящихся к военным.

ПАТРОННЫЙ ГОЛОД

В Русско-японскую войну расход патронов превзошел все ожидания, в том числе за счет появления пулеметов. На фронт отправляли запасы боеприпасов из Европейской России, и произошло почти полное истощение резервов на складах. ГАУ опасалось даже, что в случае большой европейской войны армии нечем будет стрелять. Заводы получили заказ на максимальное количество патронов: 200 млн. в Петербурге, 140 млн. в Луганске и 125 млн. в Туле. Иностранным заводам было заказано 500 млн. патронов.

Под влиянием японской войны ГАУ стало критически оценивать существовавший порядок обеспечения патронами войск. Предлагалось в дополнение к увеличению запасов мирного времени расширять заводы, наращивать их производительность, чтобы они при форсированной работе в период войны могли дать большую часть потребляемых стрелковых боеприпасов. Отмечалось, что государства Западной Европы в силу развития казенных и частных заводов могут держать в мирное время относительно небольшие запасы. Предлагалось открыть еще один завод мощностью 100-170 млн. патронов на Волге, например около Сызрани, для более удобной отправки боеприпасов в азиатские округа. В итоге пришли к выводу, что строительство нового предприятия слишком дорого, поэтому нужно ограничиться реконструкцией существующих производств, что будет гораздо дешевле.

Мощности патронных заводов стали наращивать с началом нового промышленного подъема, наступившего после окончания революции 1905-1907 гг. Решено было пойти на увеличение мобилизационных запасов патронов, хранящихся в виде отдельных частей. Это позволяло продлить срок их хранения, а для сборки планировалось открыть снаряжательные мастерские в Москве, Хабаровске, Кременчуге, Самаре, Омске, Георгиевске. Поэтому новый патронный завод так и не стали строить. В 1908 г. на вооружение принимается 7,62-мм патрон с остроконечной пулей, что полностью загрузило заводы.

К 1911 г. произошло насыщение складов новыми патронами и произошло сокращение производства. Однако в ту пору обострилась политическая обстановка в Европе, и Государственная Дума настояла на закупке нового оборудования для патронных заводов, выделении им дополнительных заказов. В 1912 г. в России было изготовлено 430 млн. патронов, в 1913 г. – 544 млн. В этом году в войсках было израсходовано 205 млн. патронов, запас составил 1,5 млрд. штук, планировалось выпустить в 1914 г. 600 млн. патронов. Но для работы на полную мощность стало не хватать винтовочных порохов, и ГАУ попросило о снижении заказа.

Вскоре после начала Первой мировой войны выявилась нехватка всех видов боеприпасов. Производительность оборонных предприятий возросла в 1,5-2 раза за счет увеличения рабочего времени, отмены праздников и выходных, закупок оборудования за рубежом, использования временных помещений. В Петрограде выпуск патронов увеличился с 292 млн. штук в 1914 г. до 628 млн. в 1916 г., в Луганске – с 200 до 555 млн., в Туле со 182 млн. до 303 млн. Максимум производства патронов был достигнут в октябре-ноябре 1916 г., когда месячная производительность, например, Петроградского завода составляла около 60 млн. винтовочных патронов плюс 13,5 млн. патронов для трофейных австрийских винтовок. Изготовлял этот завод и патроны для закупленных в Японии винтовок “Арисака”. Однако собственное производство патронов не обеспечивало нужд фронта, поэтому за границей было заказано 2,2 млрд. патронов (то есть в 1,5 раза больше годового производства русских заводов) на сумму 86,6 млн. руб.

В Первую мировую войну в России для производства оружия и боеприпасов было привлечено много частных заводов, не специализировавшихся прежде на военной продукции. Они взялись за поставку снарядов, взрывчатых и отравляющих веществ, минометов, аэропланов и др. Однако патроны по-прежнему выпускались только на двух казенных и одном частном заводах. Частные предприятия давали комплектующие материалы, но отнюдь не патроны – изделия, требующие особой точности. Очевидно, было невозможно за короткий срок освоить их массовое производство.

В марте 1916 г. было решено возвести новый казенный патронный завод в Симбирске с годовой производительностью 840 млн. патронов и орудийных гильз. Строительство было начато в июле 1916 г. на правом берегу Волги. По плану предполагался частичный ввод предприятия в действие в начале 1917 г., но из-за проблем с поставками оборудования из-за границы и революционными событиями строительство замедлилось.

ОТ РЕВОЛЮЦИИ ДО ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ

Паралич транспортной системы, износ оборудования, недостаток материалов, усталость населения от войны, две революции стали причиной постепенного падения производства в России в 1917 г., в т.ч. и патронов. В декабре Совет народных комиссаров объявил о демобилизации военных заводов, выпуск оружия и боеприпасов в стране практически прекратился, оборудование разрушалось, персонал покидал предприятия. Весной 1918 г. началась экстренная эвакуация петроградских заводов, во время которой часть имущества погибла или была утеряна в дороге. Это относилось и к патронному заводу, отправленному в Симбирск.

Начавшаяся Гражданская война вынудила в 1918 г. возобновить военное производство. Оно восстанавливалось в обстановке кадрового, продовольственного, транспортного кризисов. Заводы переходили от красных к белым и наоборот, велся саботаж. Поэтому советское правительство решает построить в Подольске новый патронный завод. Под него заняли часть снарядного завода, расположенного в корпусе, арендованном в 1915 г. у завода “Зингер”. Туда были отправлены остатки оборудования, застрявшего по пути в Симбирск из Петрограда. С осени 1919 г. Подольский завод стал производить переделку иностранных патронов, а в ноябре 1920 г. была выпущена первая партия отечественных стрелковых боеприпасов.

В Гражданскую войну в Златоусте попытались ввести в строй Новоуральский патронный завод, оснащенный за счет части оборудования с других предприятий. Однако этот завод был закрыт в 1921 г., еще до начала выпуска патронов. Оборудование и персонал направили на Симбирский патронный завод, хотя и была попытка вернуть эшелон завода в Петроград.

После окончания Гражданской войны производство патронов было сокращено. Ограниченные заказы мирного времени стремились не сосредотачивать на отдельных предприятиях, а распределить по всей группе однородных производств, чтобы поддерживать “на плаву” каждый завод с целью обеспечить мобилизационные интересы армии. Вот, например, план на январь 1925 г.: Тула – 9 млн. винтовочных и 0,2 млн. револьверных патронов, Луганск – 13 млн. патронов и 2 млн. обойм, Подольск – 3,5 млн. патронов, Симбирск – 4 млн. патронов и 0,5 млн. обойм. Конечно, не факт, что заводы получили именно такие заказы в тот период. Для сохранения оборонных предприятий на них начали широко внедрять выпуск мирной продукции, проводилась так называемая ассимиляция военного и гражданского производства.

С форсированием индустриализации страны в 1927 г. произошло быстрое развитие и патронных предприятий. Тогда же началось засекречивание военной промышленности, и патронные заводы, кроме Тульского, получили номера: Ульяновский – № 3 (с 1922 г. – им. Володарского), Подольский – № 17, Луганский – № 60. К патронным, кстати, до середины 1930-х гг. относили и небольшой Московский дроболитейный завод (№ 5, затем № 58 им. Ворошилова). С 1932 г. ТПЗ несколько лет именовали Тульский патронный завод № 10. В том же году добавились завод “Красный снаряжатель” в Кунцеве и опытный патронный завод (бывший “Пролетарская диктатура”) в Москве. Оба они до 1917 г. входили в Русско-Бельгийское общество патронных заводов. В 1933 г. завод в Кунцеве получил № 46, а завод в Марьиной Роще № 54 (затем № 44).

Организационно все вышеназванные предприятия входили в патронно-трубочный, а затем в патронно-гильзовый трест Наркомата тяжелой промышленности. В 1932 г. численность рабочих на этих заводах достигла 22,8 тыс. человек, удвоившись с начала индустриализации. Однако существовала огромная текучесть кадров. Недавние крестьяне, поступавшие на предприятия, возвращались летом домой на полевые работы, искали места с лучшими условиями труда и т.д. По многим заводам оборонной промышленности количество уволившихся приближалось к среднегодовой численности. За два последующих года число рабочих на патронных заводах сократилось почти на четверть, но уже к 1935 г. опять резко возросло. В том же году в общем объеме их продукции военная составляла 50% и колебалась от 43% на ТПЗ до 64% в Луганске и Ульяновске.

С 1934 г. завод № 17 возводил к югу от Подольска новые цеха. Вскоре их стали называть Новоподольским заводом, в декабре 1936 г. он получил № 188, а окончательно отделился от № 17 в январе 1940 г. Завод расположился между Подольском и Климовкой (с 1940 г. – г. Климовск). В 1935 г. в районе Комсомольска-на-Амуре решили создать военно-химический комбинат для выпуска всех видов боеприпасов, в т.ч. винтовочных патронов. Однако из-за огромных расходов проект не был реализован. В 1938 г. появились планы строительства завода № 302 в Сызрани и переноса завода в Ульяновске из Заволжья на правый берег. Очевидно, это обосновывалось проектами строительства Куйбышевского водохранилища, которое должно было затопить территорию предприятия. Из-за войны завод остался на старом месте, судя по плану города, его только окружили дамбами.

В 1930-е гг. было освоено производство гильз и пульных оболочек из биметалла (томпак-сталь), а затем изготовление гильз из стальной холоднокатаной полосы. Вместо свинцовых сердечников стали применять стальные. Создание собственной станкостроительной базы для выпуска патронов также пришлось на эти годы. Внедрение автоматов питания обеспечивало до 70% автоматизации производства. Конструктором Л.Н. Кошкиным разрабатывались машины роторного типа и делались попытки объединить их в автоматические линии. Первая роторная линия была применена в Ульяновске.

ПИК ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

С декабря 1936 г. патронные заводы входили в Народный комиссариат оборонной промышленности, разделенный в январе 1939 г. на четыре самостоятельных наркомата. При этом патронные заводы были переданы не в Наркомат боеприпасов (НКБ), а в Наркомат вооружения (НКВ). ТПЗ, получивший в конце 1936 года № 176, пришлось разделить на № 38 им. С.М. Кирова НКВ по производству патронов и завод № 176 НКБ по производству орудийных гильз. В патронном главке (3-е ГУ) было 49,1 тыс. рабочих, в него вошло и ЦКБ-44 в Марьиной Роще. В 1939 г. началось строительство патронных заводов во Владимире (№ 303) и Рязани (№ 304). В Новосибирске возводился комбинат № 179 НКБ, на котором предусматривалось и производство винтовочных патронов.

К надвигавшейся войне необходимо было увеличить выпуск боеприпасов. Для этого реконструировались действующие заводы, сокращался выпуск гражданской продукции (план по 3-му ГУ в январе 1941 г. составил менее 3% стоимости продукции) и строились новые предприятия. В марте-апреле 1941 г. состоялось решение о создании заводов № 524 и 529 в Калинине. Накануне войны по постановлению СНК и ЦК ВКП(б) от 6 июня 1941 г. в систему НКВ под производство патронов были переданы предприятия и стройки из других наркоматов, в основном легкой и местной промышленности. Так появились 11 новых патронных заводов (в Москве – № 537 и № 538, в Киеве – № 536 и № 545, в Вологде – № 535, в Ленинграде – № 539, в Витебске – № 540, в Харькове – № 541, в Днепропетровске – № 542, в Казани – № 543, в Глазове – № 544). Однако к началу Великой Отечественной войны большинство из них даже не успели принять в НКВ.

После нападения гитлеровской Германии на СССР лишь один из семи действующих патронных заводов – № 60 в Ворошиловграде (Луганске) – оказался на оккупированной территории. Но только одно из этих предприятий – завод № 3 в Ульяновске – не отправили в эвакуацию. Остальные пять располагались на коротком отрезке Москва-Тула длиной всего 170 км, и фронт подходил к ним вплотную. Довольно далеко продвинувшиеся строительства заводов в Рязани и Владимире также оказались в угрожаемой зоне. Таким образом, завод в Ульяновске оказался единственным, устойчиво работавшим патронным предприятием в конце 1941 г. и начале 1942 г. Он же снабжал “коллег” заготовками. Помогло то, что это был второй по размерам патронный завод с высоким уровнем автоматизации, заложенным здесь в предвоенные годы.

Другие предприятия, точнее, их отдельные производства по выпуску различных видов патронов, пришлось размещать на площадках заводов и строительства легкой и местной промышленности, в зданиях вузов и техникумов, подсобных помещениях типа гаражей и т.д. Сравнительно компактное оборудование удалось смонтировать и в столь неприспособленных местах и быстро наладить производство. К концу 1941 г. начали работать заводы № 60 во Фрунзе, № 17 в Барнауле, № 188 в Новосибирске, № 540 в Иркутске, № 541 в Челябинске, № 38 в Юрюзани, № 46 в Свердловске, № 529 в Новой Ляле, № 543 в Казани, № 545 в Чкаловске (Оренбург), а завод № 544 в Глазове вступил в строй в конце 1942 г. Новые заводы зачастую получали номера эвакуированных, но это не означает, например, что завод из Ворошиловграда целиком переехал во Фрунзе. Туда перевели только часть производства винтовочных патронов с легкой пулей и пистолетных патронов. Остальное оборудование с этого крупнейшего предприятия отправили на шесть других заводов, включая № 537 в Кирове, где освоили выпуск пулеметных лент. Изготовление биметалла из Тулы перешло на металлургический завод в Нытву (выпускал биметалл до войны), который получил № 54.

Все патроны изготовленные на Юрюзанском заводе имели клеймо 38 по номеру завода.

Клеймо пистолетного патрона. Юрюзанский завод

Например: Клеймо пистолетного патрона 7.62х25 (“Токарев”)

Маркировка: “38 10 46 *”.

Производитель: 38 – Юрюзанский машиностроительный завод №38

10 – изготовлено в октябре
46 – 1946

Гильза: латунная

Крышка металлической коробки 9 мм патронов ПМ. Юрюзанский завод

Описание: Описание: Крышка металлической коробки 9 мм патронов ПМ.
Описание:
“9,0 П ст гж” – 9 мм пистолетный патрон с пулей имеющей стальной сердечник, гильза железная.
“Л64-89-38”  – Л64 – номер партии патронов, 89 – год изготовления патронов – 1989; 38 – номер завода-изготовителя патронов (Юрюзанский механический завод);
“П-125 63/88 Т” – П-125 – марка пороха патронов (пористый зернёный одноканальный);
– 63 – номер партии пороха патронов;
– 88 – год изготовления пороха патронов (1988);
– Т – условное обозначение предприятия-изготовителя пороха. Расшифровка отсутствует.
1280 шт. – количество патронов в металлической коробке.

Так же на Юрюзанском механическом заводе изготавливались патроны для подводного пистолета СПП-1.

Подводный пистолет АО-45 (СПП-1)

Патрон 4,5 СПС мм для подводного пистолета АО-45 (СПП-1). Юрюзанский завод

Характеристики 4,5-мм патрона СПС: • Вес патрона – 17,5 г; • Длина патрона – 145 мм; • Вес пули – 13,2 г; • Длина пули – 115 мм; • Начальная скорость пули V5 ср. = 235…255 м/с (на воздухе); • Pmax ср. ≤ 1800 кгс/см2; • Pmax нб. ≤ 2000 кгс/см2 (на воздухе); • Дальности стрельбы, на которых обеспечивается пробитие контрольного щита: – на глубине 5 м – не менее 16 м; – на глубине 10 м – не менее 13 м; – на глубине 20 м – не менее 10 м; • Кучность стрельбы в воде на дистанции 5 м (3 х 10 выстрелами) – R50 ср. ≤ 5,0 см.

Характеристики пистолета СПП-1: • Вес без патронов – 0,95 кг; • Вес с патронами – 1,05 кг; • Общая длина – 244 мм, длина ствола – 205 мм; • Боекомплект – 16 патронов (в четырёх обоймах); • Время перезаряжания пистолета: – под водой – 5 с, – на воздухе – 3 с.

Начиная с 1942 г. на прежних площадках было частично восстановлено производство с использованием оставшегося оборудования и собранного с других предприятий. В 1943 г. организуются патронное ОКБ-44 в Москве и ЦКБ-3 патронного станкостроения в Подольске. В 1944 г. начал работать и завод № 270 в освобожденном Ворошиловграде. Почти все остальные возрожденные заводы также получили новые номера: № 539 в Туле, № 711 в Климовске, № 710 в Подольске, № 304 в Кунцеве. Строительства в Рязани и Владимире передали другим ведомствам. Во Владимире, например, появился завод колесных тракторов.

В 1944 г. производство патронов достигло своего максимума и составило 7,4 млрд. штук по сравнению с 3 млрд. в 1940 г. Война заканчивалась, и выпуск патронов постепенно сокращался.

СПАД И УПАДОК

Вскоре после Победы, 30 мая 1945 г., были ликвидированы патронные заводы в Иркутске, Челябинске, Новой Ляле, Чкаловске. Оборудование и кадры перебросили на другие предприятия.

В первые послевоенные годы были переданы под другие оборонные производства заводы в Глазове, Свердловске, Москве, Кунцеве и Подольске. Причем завод в Глазове сперва планировали сделать одним из основных патронных предприятий, даже перевели туда оборудование из Иркутска и Германии. Однако из-за своего расположения завод подошел атомному ведомству (сейчас это Чепецкий механический завод). В Кунцеве (ныне в черте Москвы) находится Московский радиотехнический завод, головной по системе ПВО “С-300ПМУ”. Завод в Свердловске влился в оптико-механический завод № 217 и т.д. В патронном производстве остались заводы в Климовске, Туле, Ворошиловграде, Ульяновске, Юрюзани, Новосибирске, Барнауле и Фрунзе. ЦКБ-3 и ОКБ-44 (в составе НИИ-61) перебазировали в Климовск, где был создан научный центр патронного производства.

После войны на патронных заводах резко возрос выпуск гражданской продукции – станков, машинных цепей, приборов, товаров народного потребления и т.д. Возобновилось изготовление охотничьих и спортивных патронов, наладили производство строительных патронов. Заводы из узкоспециализированных предприятий превратились в многопрофильные. В начале 1960-х гг. собственно патроны составляли всего 4% продукции завода во Фрунзе, 9% – в Ульяновске, 19% – в Туле. Однако переоснащение заводов новым поколением роторного и конвейерно-роторного оборудования позволило достичь высокой автоматизации производства и поддерживать мобилизационную готовность предприятий. Их состав не менялся до 1982 г., когда на Дальнем Востоке вступила в строй 1-я очередь завода в Амурске, строившегося с 1976 г.

В конце 1980-х гг. резко сократился оборонный заказ, возникли трудности и со сбытом гражданской продукции. Производство патронов прекратили на Юрюзанском механическом заводе. Начиная с 1992 г. были акционированы Новосибирский завод низковольтной аппаратуры, Климовский штамповочный завод, Тульский патронный завод, Барнаульский станкостроительный завод и КБ автоматических линий в Климовске (бывший ЦКБ-3). Но правительство РФ в 1996 г. запретило приватизацию Ульяновского машиностроительного завода, завода “Вымпел” в Амурске, ЦНИИ точного машиностроения в Климовске (оружие и патроны, бывший НИИ-61). Многие патронные заводы создали дочерние предприятия. Например, ОАО “Восток” занимается изготовлением строительно-монтажных патронов, а ЗАО “Виктори-К” – дробовых патронов.

Заводы стали искать свою рыночную нишу в работе на экспорт, прежде всего в продаже за рубеж спортивных и охотничьих патронов. У некоторых это получилось довольно успешно: например, по данным Новосибирского завода, в 1999 г. его экспортные поставки составили более 60% общего объема производства и 90% патронной продукции (боевые, спортивно-охотничьи и строительные патроны). Другие предприятия находятся в более тяжелом финансовом положении, были случаи процедур банкротства, отключались коммуникации за долги и т.д. Завод в Юрюзани не смог выжить за счет одноименных холодильников, поскольку массовый импорт бытовой техники добил подобные гражданские производства оборонки.

По материалам сайта “Независимое военное обозрение” и открытых источников сети интернет.

Лампочка

В Юрюзани станет светлее

Работы по замене освещения на улицах Юрюзани в самом разгаре.

Старые «ДРЛовские» 250-ватные лампы снимают и вместо них устанавливают на опоры электропередач натриевые 150-ватные, более экономичные.

Всего заменят 150 светильников, приобретенных на сумму 232 тысячи рублей. Работы выполняет МУП «ЮТК». В первую очередь поменяют фонари по автобусным маршрутам.

— Прежние светильники находятся в рабочем состоянии, поэтому их сейчас отправляют на склад, проведут техобслуживание и будут устанавливать на опорах по частному сектору, — поясняет директор МКУ «Комитет городского хозяйства» администрации Юрюзани Вячеслав Шекунов. — Сейчас уже выполнены работы по улицам Советской, Гагарина, Зайцева, Ленина, нужно еще заменить светильники по улицам И. Тараканова, III Интернационала.

По материалам газеты АВАНГАРД