Победа во имя мира

Победа во имя мира

В основе сборника – воспоминания южноуральцев-ветеранов Великой Отечественной войны. Материал подготовлен при активном участии военно-научного общества при Челябинском гарнизонном офицерском клубе.

Победа во имя мира

Редакционная коллегия: Б.Д. Дробиз, капитан в отставке, Е.И. Мордовских, капитан в отставке, В.А. Смирнов, полковник в отставке, Вл.А. Смирнов, старший лейтенант в отставке, Ф.М. Строкань, полковник в отставке, А.П. Ушаков, майор в отставке, П.Г. Шаламов, полковник в отставке.

Составитель А.И. Ляпустин,  художник Н.А. Кудричев

Содержание:
Вместо предисловия
В.Г. Кузнецов. Первый таран
Ф.Н. Брагин. Боевое крещение
Б.М. Цикунков. Последняя граната
Т.К. Кузнецов. Лужский рубеж
С.М. Шушунов. Магнитогорская закалка
А.С. Рогачевский. Бойцы-железнодорожники
А.Л. Карелин. Суровая юность
С.В. Зиновьев. Адрес отправителя: «Город Челябинск…»
А.И. Потерпеева. Адрес отправителя: «Полевая почта…»
С.М. Шушунов. Мстители
Л.Д. Ситкова. Враг на прицеле
Н.Н. Мыльников. Северо-западнее Великих Лук
М.А. Меньшикова. От Орла до Праги
А.И. Инчин. Опергруппа №6
Л.Н. Сурин. Гвардии майор Кондрин
Е.Г. Ховив. С фронта не вернулся
В.А. Гантов. Кавалер Золотой Звезды
И.В. Чернядева. Они сражались на Малой земле
Ф.М. Строкань. Из воспоминаний разведчика
В.И. Мозговой. Жизнь, отданная небу
В.Н. Козлов. Война без выстрелов
Е.И. Мордовских, Под знаменем уральских рабочих
Б.Д. Дробиз. Коммунист сержант Николай Алексеев
И.Е. Козин. Герои не умирают
А.Ф. Васильев. Танкисты из «Грома»
А.В. Терехин. На Одерском плацдарме
Н.Е. Ханевичев. С поля боя не ушел
И.В. Чернядева. На всю жизнь
А.Ф. Васильев. Шестой побег
М.Д. Воробьев. В сердце и в памяти
А.И. Ляпустин. Его подпись была на рейхстаге
Л.А. Вершинский. Герой Сахалина
А.И. Ляпустин. С фронта – на Красную площадь

Фрагмент очерка Сурина “Гвардии майор Кондрин”:

Если вам доведется побывать в Усть-Катаве, то увидите на улице Пролетарской на высоком постаменте бюст Героя Советского Союза Сергея Федоровича Кондрина. Изваял его местный скульптор И. И. Акулов, а установили на постамент рабочие вагоностроительного завода в память о ратных подвигах своего прославленного земляка. Бюст стоит в сквере рядом с бревенчатым домом, в котором родился, провел детство и юность Сергей Кондрин.

В хорошей трудовой семье рос Сергей. Его отец был одним из самых заслуженных и уважаемых рабочих Усть-Катавского вагоностроительного завода. «Токарь высокой квалификации. Работает на точных и ответственных работах и обеспечивает скорое и аккуратное выполнение их» — такую характеристику дали Ф. И. Кондрину на заводе. Ему было присвоено почетное звание Героя Труда.

Скачать книгу

Мои года – моё богатство

Долинина А.И. Мои года - моё богатство

Предисловие

«Жизнь прожить — не поле перейти». И этим все сказано. Не всем дано прожить до глубокой старости, как моей маме, сохранив при этом здравый ум и ясную память.

Век минувший, полный драматических событий, прошёл через её жизнь, оставив воспоминания, достойные пера клас­сика. Думается, что любая жизнь, прошедшая испытания тех лет, может быть воссоздана в замечательных художественных образах.

Через всю жизнь мама пронесла три страсти: любовь к литературе, к пению и плаванью. Сейчас, имея один полузрячий глаз, она без чтения не живёт ни дня. Петь, к сожа­лению, уже не может, а плавает до сих пор: каждое лето мы выезжаем с ней на озеро. Чувство собственного досто­инства, стойкость в трудных ситуациях, смелость и вера в жизнь помогли нам выжить в страшные годы немецкой оккупации. Оставшись вдовой с двадцати девяти лет, за­муж больше не выходила и всю жизнь посвятила мне, единственной дочери, и любимой работе в школе. Ученики любили ее, и до сих пор связь не прерывается.

В моей маме с юности и до поздней старости горит ого­нёк творческой энергии: до сих пор пишет стихи, есть и проза послевоенных лет. И, конечно, у неё была давняя мечта написать о своей жизни. Но условия бытия, работа в школе в две смены, горы ученических тетрадей, планы уроков, а затем и проблемы со здоровьем, не оставляли времени для серьезной творческой работы.

Теперь вот я, её дочь, решила, что несправедливо будет оставить без внимания эту замечательную долгую жизнь.

И пусть это будет выражено не так талантливо, как у неё самой, но думаю, что не оставит равнодушными наших род­ственников и друзей.

Лиана Исааковна Рабинович,

 дочь Анны Ивановны Долининой

Мои года, моё богатство…

Детство, родители

Из тьмы, я вижу, смотрят наши предки,

Цепь поколений, канувших в туман.

К. Шишов

18 июля 1912 года в семье котельного мастера Ивана Ивановича Долинина родилась дочь Анна.

Это событие произошло в городе Надеждинске (теперь Серове, Свердловской области). У Евдокии Филипповны это были не первые роды. Детская смертность в те годы была очень высокой, остался сын, трехлетний Михаил, и теперь прибавилась и дочь.

Иван Долинин и Дуня Сажина — родом из Юрюзани (теперь Катав-Ивановского района, Челябинской области) знали друг друга с детства.

Семьи Долининых и Сажиных были многодетными, из бедняков. У Долининых — пять детей: Кузьма, Николай, Евдокия, Яков, Иван. Впоследствии Яков «выбился в люди», учительствовал, а затем получил высшее образование горно­го инженера, по тем временам это очень высокая планка.

У Сажиных — шесть детей (пять дочерей и один сын): Мария, Александра (прожила девяносто семь лет), Степанида, Анна, Егор, Евдокия.

Егор от природы был умен и обладал организаторскими способностями. С отличием закончил двухклассное училище, работал слесарем на заводе. В революцию пришёл по пути горьковского Павла Власова. Позднее он был избран народным комиссаром в Златоустовский уездный совнарком.

В августе 1918 года вместе с другими был расстрелян солдатами чешского контрреволюционого корпуса (братская могила в городском парке г. Златоуста). О нем много писал наш юрюзанский летописец, краевед, журналист Леонид Сурин1.

Школьное образование Дуни закончилось третьим классом. Вместо подготовки к экзаменам, мать сказала: «Молись!». Дуня молилась, но Бог не помог, экзамены не сдала. Да и незачем. Писать, считать научилась — и слава Богу!

Дуся росла смышлёной, ловкой в работе, всё кипело в руках. Самоучкой освоила мастерство портнихи и обшивала всю семью. Кроме того, она была хороша собой, с приятным лицом и стройной фигурой. Ваня тоже был под стать своей суженой. Разница в возрасте — три года: Иван — 1882 г. р., Дуня — 1885 г.р. Дуне шел девятнадцатый год, по тем вре­менам, «засиделась в девках». Но мать никак не хотела от­давать младшую дочь замуж. А кто будет вести хозяйство?

Отчаявшись, Дуня решила бежать в монастырь и «под­стричься в монашки». Дело было зимой. По ее воспоминани­ям, беглянку перехватили на станции Вязовой. Привезли до­мой, несчастную, озябшую, водворили отогреваться на печь. «Ваня наклонился надо мной, стоял на приступках печи, а мамонька всё в ногах у меня валялась, просила прощения».

Свадьба незамедлительно состоялась.

Читать книгу

Вариант

Гарин Михайловский Н.Г. ВариантГарин-Михайловский Н.Г. Вариант. Год издания 1957. Рассказы. Современная проза.

Самое прямое и непосредственное участие принимал Гарин-Михайловский в проектировании и строительстве Уфа-Златоустовской железнодорожной магистрали, и ему пришлось некоторое время жить в Усть-Катаве, где он написал рассказ «Вариант», в котором изобразил свою борьбу с вышестоящим начальством за новый вариант строительства железнодорожного пути намного дешевле старого, уже утвержденного. Самого себя писатель вывел в этом рассказе под фамилией инженера Кольцова. А в одном из писем жене писал: «Я уничтожил бесполезный и бессмысленный тоннель, сделав сокращение до миллиона».

Зима подходила к концу. На одном из участков новостроящейся дороги шли деятельные приготовления к предстоящему весной открытию работ.

Начальник участка Кольцов, уже после окончательных изысканий, закончившихся предыдущим летом, затеял изменить направление линии. Это изменение обещало серьезные сбережения, и Кольцов с двумя молодыми инженерами, проработав всю зиму в поле, напрягал все усилия закончить все работы к предстоящей через две недели сдаче подрядов.

Торопиться нужно было для того, чтобы успеть провести и утвердить вариант до торгов и этим впоследствии избавиться от претензий подрядчиков на тему, что их подвели, что они понесли убытки вследствие уменьшения работ, и результатом таких претензий была бы неизбежная приплата подрядчикам казной 20 % сбереженной против подрядов суммы.

Дни в усиленной полевой работе, вечера за вычерчиванием планов и профилей, короткий отдых – в последнее время три-четыре часа в сутки – изнурили и утомили Кольцова и двух его товарищей. Особенно подался Стражинский. Он так похудел, что жена Кольцова говорила, что у Стражинского остались одни глаза. Стражинский за зиму нажил себе страшный ревматизм; в последнее время еще простудился, кашлял и производил крайне ненадежное впечатление. Несмотря на двадцать семь лет, волоса его заметно стали седеть. Его изящная, стройная фигура сгорбилась, красивое лицо осунулось, и только большие выразительные глаза выиграли, – они то зажигались лихорадочным, раздраженным огнем, то грустно-безнадежно смотрели на окружающих. Спокойный, воспитанный, он теперь едва сдерживал свое беспричинное раздражение.

– Вася, не мучь ты Стражинского, – говорила Кольцову в редкие минуты отдыха его жена, – право, по временам плакать хочется, глядя на него.

– Ну, что же делать, – отвечал Кольцов. – Мне назначено девять человек, из них прислали только двух, а остальных оставили пока при Управлении. Вот скоро кончим, тогда дам ему хоть на месяц отдых. Ведь и я и Татищев так же работаем.

– Ты и Татищев здоровые, а он совсем не вашего поля ягода.

– А я тут при чем, – возражал Кольцов. – Не вводить же казну в миллионные убытки оттого, что Стражинский не на своем месте. Вот скоро кончим, тогда…

И Кольцов опять убегал в контору. Там, в сырой, осенью только отделанной комнате, служившей прежде кладовой, занимались Стражинский, Татищев и Кольцов.

В сыром накуренном воздухе было угарно и тяжело. Стражинский работал молча, напряженно, не отрываясь. Только нервное подергиванье лица выдавало его раздражение.

Татищев работал свободно, без напряжения.

– Экое отвратительное помещение, – ворчал Татищев, водя рейсфедером по бумаге и беспрестанно отбрасывая шнурок пенсне.

– Да, гадость, – согласился Кольцов.

– Гораздо лучше было нанять дом Мурзина, – ворчал опять Татищев.

Немного погодя Татищев опять заговорил:

– Невозможный рейсфедер, линейки порядочной нет. Вот этим рейсфедером я уже второй миллион экономии дочерчиваю. Хоть бы рейсфедер новый.

– Невозможные инструменты! – вставил Стражинский.

– Хоть бы в пикет сыграть, – продолжал Татищев, помолчав.

– Некогда, некогда, – отвечал Кольцов. – Кончим вариант, тогда и будем играть, сколько хотите.

– Никогда мы его не кончим, – отвечал Татищев и вдруг весело, по-детски расхохотался.

– Вы чего? – поднял голову Кольцов. Татищев продолжал хохотать.

– Мне смешно…

И Татищев опять залился веселым, добродушным смехом.

Кольцов, привыкший к его беспричинному смеху, только рукой махнул, проговорив:

– Ну, завел!

– Что мы никогда не кончим, – докончил Татищев свою фразу и залился новым припадком смеха.

Кольцов и Стражинский не выдержали и тоже рассмеялись.

Татищев кончил наконец смеяться и снова принялся за рейсфедер.

Наступило молчание. Все погрузились в работу.

– А вы помните, Василий Яковлевич, ваше обещание? – начал опять Татищев.

– Какое? – спросил, не отрываясь, Кольцов. – В отпуск меня пустить.

– Да, пущу, – отвечал Кольцов. – Как в прошлом году?

– Ведь вы же знаете, что в прошлом году помешал вариант.

– То-то помешал, – самодовольно ответил Татищев. – А как вы еще какой-нибудь вариант выдумаете?

– Нет, уж это последний…

Читать книгу

Памятник Салавату Юлаеву

Салават

Сурин Л.Н. Салават. 1973 г. Историко-краеведческий очерк. Документальная повесть. /К 200-летию крестьянской войны под предводительством Е.И. Пугачева/

В городе Уфе – столице Башкортостана – на обрывистом крутом берегу реки Белой взметнулся над самым обрывом гигантский всадник. В башкирской шапке, отороченной лисьим мехом, с нагайкой в руке, он поднял лихо коня на дыбы над гранитным парапетом и, кажется, еще секунда – и он скакнет с необозримой высоты через реку на другой берег, где раскинулись вольные леса.

Виден этот всадник издалека: и из окон пассажирских поездов, то и дело проходящих по железнодорожному мосту, перекинутому через Белую, и из окон красавцев-пароходов, плывущих мимо крутых берегов вверх и вниз по реке.

Это – памятник башкирскому народному герою Салавату Юлаеву. Немало поэтических сказаний и красивых легенд ходит до сих пор в народе о Салавате Юлаеве. Одну из таких легенд автор этих строк опубликовал в книге «Учитель из Юрюзани», изданной Челябинским государственным книжным издательством в 1951 году. Вот она, эта легенда, вложенная в уста старого башкира.

Читать книгу

О смелых и находчивых

О смелых и находчивых

Сурин Л.Н. О смелых и находчивых. 1967 г. Невыдуманные рассказы.

Надпись на книге рукой Л.Н.Сурина: «Памяти героев Гражданской войны, многих из которых знал лично, посвятил я эту книгу. 3 сентября 1985 года, г. Юрюзань».

Содержание:
Не числом, а уменьем
Баржа смерти
Разведчик
Пулемет
Побег
Василий Зубков

Командир красноармейского отряда собрал своих бойцов по тревоге. Недавно организовался отряд, и не было у красногвардейцев оружия. Только у некоторых за спиной висели на ремне охотничьи берданки, да у самого командира болтался сбоку в кобуре старенький револьвер.

Оглядел командир своих красногвардейцев. Стояли перед ним и пожилые, много повидавшие на своем веку рабочие, и совсем молоденькие парнишки. Немного их было, человек двадцать всего, а может быть, и того меньше. И в боях из них никто еще не бывал.

Читать книгу

Учитель из Юрюзани

Сурин Л.Н. Учитель из Юрюзани

Сурин Л.Н. Учитель из Юрюзани. 1951 г. Очерки и рассказы.

Содержание:
Учитель из Юрюзани
Среди родной природы
Первый урок
Мальчик с характером
В лагере

Резкий, порывистый ветер обжигал лицо. Он гнал с севера тяжёлые серые тучи. Низко нависнув над землёй, они, казалось, придавили своей тяжестью и бескрайние поля, уходящие вдаль, и стадо коров на жнивье, и худенькую фигурку мальчика-пастуха в лаптях и поношенном зибуне.

Читать книгу

Ради мира на земле

Ради мира на землеРади мира на земле. 1975 г. Биографии и мемуары. Военная проза. Авторы: Александр Корзников, Иван Булатов, Петр Воротнев, Степан Запорощенко, В. Решетников, Андрей Попов, Леонид Сурин, Алексей Симонов, Иван Мотовилов, Борис Дробиз, Т. Софьина, Александр Ляпустин, Яков Кимельфельд, В. Вьюнов, Михаил Колосовский, Геннадий Устюжанин, Геннадий Королев, Анатолий Инчин, Валерий Меньшиков, Галей Нигматуллин.

Сборник очерков и воспоминаний южноуральцев — ветеранов Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. — подготовлен членами военно-научного общества при Челябинском гарнизонном Доме офицеров. В обсуждении и рецензировании его приняли участие члены научно-методического совета по пропаганде военных знаний при правлении Челябинской областной организации общества «Знание».

Скачать книгу

Летним вечером

Сурин Л.Н. Летним вечеромСурин Л.Н. Летним вечером. 1961 г. Советская классическая проза.

— Молодежь нынешняя… хороша! Ничего не скажешь…

Афанасий сует в рот трубочку, медленно выпускает дым и внимательно смотрит на меня.

Мы сидим на бревнах, от которых исходит терпкий запах смолы. Над головой на фоне сумеречного неба толчется мошкара, назойливо лезет в глаза, в уши, и старик отпугивает ее табачным дымом.

Скачать книгу

Митя Колокольцев путешествует по векам

Митя Колокольцев путешествует по векамЖурнал «Уральский следопыт» 1960 г., № 1. Сурин Л.Н. Митя Колокольцев путешествует по векам. Приключенческая повесть.

Можно сразу попасть в 1860 год

Митя Колокольцев поднялся по лестнице на третий этаж огромного пятиэтажного дома и остановился перед дверью. На ней тускло блестела металлическая дощечка.

«Профессор А. Б. Бородин», — прочитал Митя и почувствовал, как сердце екнуло.

Скачать книгу

Возле гор и рек уральских

Возле гор и рек уральскихДвести пятьдесят лет – большой срок даже с точки зрения истории, не говоря уже об отдельном человеке. Двести пятьдесят лет – это два с половиной века. Это четвёртая часть тысячелетия. Именно столько исполняется городу Катав – Ивановску и Катав – Ивановскому району.

Но говоря о Катав – Ивановске, нельзя обойти стороной историю двух соседних городов – Юрюзани и Усть – Катава. Мало найдётся городов, которые были бы так тесно связаны между собою во всём, как Юрюзань, Усть-Катав, Катав-Ивановск.

У трёх городов Южного Урала одни и те же основатели, да и возникли они почти одновременно в середине XVIII столетия как посёлки при металлургических заводах и только в советские времена стали городами. История Катав – Ивановска, Усть – Катава и Юрюзани – это история нашей отечественной металлургии, без которой была бы не возможна независимость России.

У истоков уральской металлургии – тяжёлый и упорный труд наших предков, которые не раз поднимались на борьбу за лучшую долю и в Катав – Ивановске, и в Юрюзани, и в Усть – Катаве.

И обо всём этом рассказывается в книге исторических очерков «Возле гор и рек уральских».

Не надо представлять автора. Журналист, писатель и краевед Леонид Николаевич Сурин известен не только в Катав – Ивановском районе. В газете «Авангард» он начал печататься ещё школьником. А о том, как собирался материал, на основе которого была написана эта книга, он сам рассказал в предисловии «От автора».

Читать книгу