Улица Дмитрия Тараканова

Улицей Дмитрия Тараканова названа одна из центральных магистралей Катав-Ивановска, и местным старожилам хорошо знакомо это имя.

В 1909 году, окончив школу, два друга – Дмитрий Тараканов и Александр Мельников – пошли на завод. Александр – в модельный цех, Дмитрий – в ученики слесаря. Но в Катав-Ивановске Дмитрий Тараканов не задержался, уехал в Колпино недалеко от Петербурга, где работал старший брат, и с его помощью устроился на завод. Там-то он и сошелся близко с революционно настроенными рабочими и в 1912 году вступил в Российскую социал-демократическую партию. По партийным поручениям жил в Екатеринбурге, Лысьве, Невьянске, Златоусте. Потом надолго обосновался в Москве и работал на заводе, где изготовляли телефоны и телеграфные аппараты. В апреле 1917 года был избран в состав Центрального правления Союза рабочих-металлистов Москвы, а в октябре направлен в Центральный Совет профсоюзов.

После Октябрьской революции Дмитрий Петрович вернулся на родину в Катав-Ивановск, работал и в Совете рабочих и солдатских депутатов, и в штабе Красной Гвардии. С приходом белых перешел на нелегальное положение. Скрывался в лесу вместе с другом юности Михаилом Соколовым. Но наступившие холода заставили искать приюта в родном поселке. Декабрьским вечером пробрался он тайком в родительский дом, но по доносу предателя более двух десятков белогвардейских солдат окружили дом Таракановых. Сам полковник Носарь руководил захватом большевика, которого так долго выслеживали. Вместе с ним были офицеры Каменский и Трущелев, уже приобретшие к тому времени мрачную известность среди катав-ивановцев. Все произошло настолько быстро, что старик-отец, который вышел во двор и первый столкнулся с белогвардейской засадой, даже предупредить сына не успел.

Под усиленным конвоем Дмитрия Петровича доставили в штаб. Допрашивали его Носарь, Каменский и Трущелев, и вначале допрос шел в вежливой, корректной форме. Белым важно было склонить такого человека, как Тараканов, на свою сторону.

– Ну, подумайте сами, что у вас общего с этим быдлом, с этим оголтелым рваньем, — вкрадчиво говорил Носарь.— Ведь вы же умный, интеллигентный человек, мы это хорошо знаем. Игра большевиков проиграна. Вам нужно все взвесить трезво и служить матушке России вместе с нами.

Но уговоры и обещания щедрого вознаграждения ни к чему не привели. Допрос прервался, и Тараканова отвели в камеру.

19 декабря в час ночи допрос возобновился. На этот раз не было уже ни корректности, ни вежливых и вкрадчивых уговоров. В ход пошли пытки. Особенно усердствовал в избиениях штабс-капитан Каменский. Стоявший на улице сторож слышал возбужденные голоса, шум, ругань и потом – крик Тараканова:

– Убивайте! Правду не убьешь!

Много лет спустя, Ирина Петровна Шарова, сестра Тараканова, вспоминала, как ходила она в колчаковскую милицию, пытаясь узнать о судьбе брата.

– Часов в семь утра, еще темно было, побежала я в милицию, – рассказывала она. – Но Дмитрия там не оказалось. Я – к штабу. Спрашиваю, где Митя?

– А мы его уже отправили, – отвечают мне.

– Да как же отправили? – говорю. – Ведь поезда-то еще не было.

– А его отправили на Вязовую, на лошадях, – последовал ответ. Так ничего нашей семье от белогвардейских властей добиться не удалось.

А в мае, когда стаял снег, на восточной окраине Катав-Ивановска, в русле Казанского ключа пастухи нашли труп. Эта жуткая весть с молниеносной быстротой распространилась по поселку. Петр Алексеевич и Прасковья Харитоновна Таракановы опознали в убитом сына.

Много лет спустя органам Комитета Государственной безопасности удалось разоблачить и обезвредить другого матерого врага Советской власти – Каменского.

На официальный запрос в Юрюзанский музей революционной, боевой и трудовой славы из Управления КГБ по Свердловской области ответили:

«Каменский Виктор Георгиевич, 1895 года рождения, в 1918-1919 годах служил в Белой Армии в чине штабс-капитана и, находясь в составе 2-го Уфимского железнодорожного батальона в Катав-Ивановске, принимал участие в карательной деятельности против коммунистов и лиц, сочувствующих Советской власти. В частности, принимал личное участие в аресте и расстреле коммуниста Тараканова Дмитрия Петровича.

В июле 1949 года Каменский был осужден на 25 лет исправительно-трудовых лагерей… Наказание отбыл».

Так были завершены многолетние краеведческие поиски о жизни и судьбе Дмитрия Петровича Тараканова, чье имя носит одна из центральных улиц Катав-Ивановска.

Улице Калиновке дали имя Ленина, Никольской – Карла-Маркса, Галицкой – Степана Разина, Городбищенская улица стала улицей Красноармейской, Никитинской улице присвоили имя погибшего в белогвардейских застенках Дмитрия Тараканова. Улица Застенная стала улицей Труда.


Рейтинг@Mail.ru