Строение на быстрой реке

Оборотистый, смекалистый и хитрый Иван Борисович наловчился в торговле еще при жизни отца. Быстро обогнав старших братьев, Якова и Петра, он сделался одним из богатейших купцов Симбирска. Торговал мясом в своих лавках, богател, но более всего преумножили его капиталы торговые обороты в Оренбурге.

Губернский Оренбург в те годы быстро рос и становился столицей огромного, но пока слабозаселённого края, хороших и безопасных дорог к нему еще не было проложено. Смекнув, что на поставке провианта в Оренбург можно нажить немалые барыши, хотя дело и рискованное, Твердышев первым взялся за это. Он стал спешно заготавливать и отправлять в Оренбург пшеницу и овес, гнал в далекие степи гурты скота. Расширялась его торговля, росли капиталы. Сам оренбургский губернатор Неплюев, видя старания купца, удостоил его своим дружеским расположением. И когда Твердышев решил вложить свои капиталы в горнозаводское дело, да к тому же еще сделал на доставке провианта уступку на 21 тысячу рублей, Неплюев ходатайствовал за купца перед берг-коллегией, написав, что Твердышев «ко взясканию руд ревность показывает и в некоторых местах через старание свое новые рудные признаки отыскал».

Дом купца ТвердышеваДом купца Твердышева

В первой половине XVIII века в Симбирске на центральной улице города — Большой Саратовской — стоял старинный особняк. Принадлежал он купцу Борису Твердышеву, а после его смерти достался младшему сыну Ивану.

Получив от правительства разрешение на строительство на Южном Урале заводов, Твердышев в компании с другим симбирским купцом, Иваном Семёновичем Мясниковым, который был женат на его сестре Татьяне, в 1755 году основал на берегу реки Катав «железовододействуемый» металлургический Катав-Ивановский завод с двумя домнами для плавки руды и восемью молотами для перековки чугуна на железо.

Первыми работными людьми, насильно переселёнными в необжитые лесные дебри, стали купленные в Симбирском уезде у помещика Ивана Васильевича Шереметьева крепостные крестьяне села Никольского (Шереметьево) числом 519 душ и села Архангельского (Шемурши) числом 237 душ. 5 октября 1757 года доменная печь Катав-Ивановского завода была пущена в действие, но еще до этого заводчикам стало ясно, что восемь катавских кричных молотов будут не в состояния перековать на железо весь выплавляемый чугун.

Обычно в те времена строились домны производительностью 35 тысяч пудов чугуна в год. Домна же Катавского завода была сделана такой величины и мощности, что могла выплавлять более ста тысяч пудов. Еще не было не только электричества, но и паровых машин, и единственной силой, которая могла приводить в действие заводские механизмы, была сила падающей воды, вращавшей водяные колеса. Именно по этой причине все заводы строились в ту пору по беретам рек, и плотина, перегораживающая реку, была непременной и обязательной принадлежностью заводского хозяйства. Установить сверх восьми дополнительное количество молотов на Катав-Ивановском заводе было уже невозможно. Маловодная горная речка Катав не смогла бы обеспечить их водой.

И тогда Твердышев и Мясников обратили внимание на бурливую реку Юрюзань, петлявшую между гор в пятнадцати верстах от Катавского завода. Само название реки происходило от двух башкирских слов: «йор» — быстрый, большой и «узен» — река, словно указывая на ее богатейшие энергетические ресурсы.

Вначале заводчики распорядились построить на Юрюзани пильную мельницу для распиловки брёвен. Лес нужен был Катавскому заводу для строительства жилья и больших барок, в которых сплавляли по рекам готовое железо. Но затем решили строить возле этой плотины молотовый завод, который переделывал бы в железо чугун Катав-Ивановского завода.

Весной 1758 года, едва сошел снег, крепостные крестьяне, завезённые на Урал из Симбирской губернии, начали строить новый завод. В то же время Твердышев и Мясников обратились в Сенат с просьбой, чтобы, как сказано в архивном документе, «повелено было при зачатой строить на речке Юрюзене плотине сделание молотов позволить».

Просьба заводчиков была удовлетворена. В указе Правительствующего Сената, подписанном и скреплённом печатью императрицы Елизаветы Петровны, дочери Петра первого, 6 ноября 1758 года говорилось: «…приказали по тому его асессора Твердышева прошению при вышеозначенной, зачатой им обще с товарищем ево Мясниковым в Оренбургской губернии строением на речке Юрюзене плотине для перековки чугуна в железо от 10 до 15 молотов или более, сколько та речка поднять может, сделать дозволить».

Так по соседству с Катав-Ивановским заводом возник новый «железовододействуемый» завод. И точно так же река и имена владельцев дали ему название Юрюзань-Ивановский.

Леонид СУРИН,
член Союза журналистов России,
почетный гражданин города Юрюзани


Рейтинг@Mail.ru