Первые “фундаторы” заводов

В компании с братьями и зятем Мясниковым Иван Твердышев развернул в гористой части Башкирии кипучую деятельность. Всего за десятилетие на берегах рек Катав, Юрюзань, Белая и Сим были построены руками крепостных кроме Катав-Ивановского и Юрюзань-Ивановского, также Усть-Катавский, Белорецкий и Симский заводы. Во владениях «компанейщиков» находились еще и пять медеплавильных заводов — Архангельский на реке Аксын, Благовещенский на реке Ушакле, Богоявленский на реке Барамте, ВерхоТорский на реке Тор и Преображенский на реке Урман-Залаире.

Эта деятельность заводчиков на Южном Урале получила одобрение царского правительства и самой императрицы. 7 мая 1758 года был издан указ берг-коллегии, в котором перечислялись все заслуги Твердышева и его компаньонов «яко первых фундаторов заводов внутри самой Башкирии», как говорилось в указе.

Императрица Елизавета Петровна царской грамотой возвела купцов в звание потомственных дворян, и пожаловала Ивану Твердышеву и Ивану Мясникову чины коллежских асессоров. За большие заслуги перед Российским государством они были выключены от подушной подати и сверх того получили даже право именоваться «директорами своих заводов».

Деятельность Твердышева и Мясникова вне всякого сомнения носила прогрессивный характер, поскольку содействовала развитию отечественной горнорудной промышленности, что превращало Россию в сильное государство, не зависящее от других стран и способное проводить на международной арене собственную политику. Но не надо забывать, что новоиспеченные дворяне-заводчики были истинными представителями жестокой крепостнической эпохи. В своей неуемной хозяйственной деятельности они не щадили себя. Еще меньше щадили других. Все их успехи достигались тяжелым трудом крепостных крестьян, купленных у помещиков Поволжья и Центральной России и против их воли переселенных вместе с семьями на Урал. Труд крепостного крестьянина начинался с раннего детства и кончался только со смертью. Труд крепостного мастерового на заводах был еще тяжелей. И архивные документы неопровержимо свидетельствуют об этом.

Катав-Ивановский и Юрюзань-Ивановский «железовододействуемые» заводы обеспечивались железной рудой, добываемой на Бакальских рудниках. И добыча руды считалась детской обязанностью. Каждую весну в апреле со всей округи собирали мальчиков двенадцати-шестнадцати лет и отправляли на Буландинский, Успенский и Ивановский рудники Бакала.

Рудокопов объединяли в артели по четыре человека в каждой. Один из них – «коренной» – работал кайлом, добывая руду. Другой отсевал руду от пустой породы и накладывал в тачку. Третий и четвертый отвозили. На каждого рудокопа полагалось добыть за день и отвезти для обжига пятьдесят пудов руды. Артель из четырех подростков обязана была добывать ежедневно двести пудов железной руды.

Труд был неимоверно тяжелым, а рабочий день тянулся с четырех часов утра до семи часов вечера, с небольшим перерывом на обед. За эту поистине каторжную работу малолетние рудокопы получали шесть копеек в день. Но так как почти все они питались «заводской» пищей, то на руки им выдавалась лишь половина этой платы. С мая по октябрь, вплоть до наступления заморозков, продолжалась работа на Бакальских рудниках. И стоило только кому-нибудь не выполнить ежедневно назначенного «урока», как его тут же, на руднике, нещадно пороли розгами. А с рудников Бакала добытая руда отвозилась на Юрюзань-Ивановский и Катав-Ивановский заводы.

Первые "фундаторы" заводовЕще в январе 1762 года Твердышев обратился с челобитной к царю Петру III. Он просил вместо одной из доменных печей Катав-Ивановского завода построить домну на Юрюзанском. Этим самым заводчи хотел избежать лишних расходов на перевозку руды с Бакала мимо Юрюзани на Катавский завод и чугуна для перековки на кричных молотах из Катава обратно в Юрюзань. Эта просьба была удовлетворена. 8 февраля берг-коллегия, специальным указом, разрешила заводчику построить домну на Юрюзань-Ивановском заводе. А через год, в марте 1763-го, в берг-коллегию поступил рапорт оренбургского горного начальства, в котором сообщалось, что домна на Юрюзанском заводе «совсем построена и сего года февраля 24 числа углем засыпана, а 25 числа оного февраля с Божиею помощью меха пущены и началось действие выплавкою чугуна». Так на Юрюзанском заводе наряду с кричными молотами появилась доменная печь.

В феврале того же года на заводе закончилось сооружение молотовой фабрики для трех действующих молотов и одного запасного. Молоты были пущены в действие, и кричные мастера начали выделывать кричное полосовое железо из чугуна. Одновременно заводчиками был пущен Симский завод, тоже перековывающий на железо чугун из Катав-Ивановска. Но с пуском юрюзанской домны Сим стал вскоре получать чугун из Юрюзани. Был построен также небольшой передельный завод в Минке, считавшийся цехом Юрюзань-Ивановского завода. В 1763 году Катавский и Юрюзанский заводы производили вместе 123 294 пуда 12 фунтов железа, в 1764 году железа на обоих заводах было выковано уже 151 033 пуда, а в 1766 году — 298 729 пудов и 8 фунтов.

Выпуск чугуна и железа на Катав-Ивановском и Юрюзань-Ивановском заводах увеличивался с каждым годом. Их продукция стала завоевывать отечественный рынок, тем более что железо это было отменного качества.

Леонид СУРИН,
член Союза журналистов России,
почетный гражданин города Юрюзани


Рейтинг@Mail.ru