О близости к власти и Крестовском острове

Близость к власти всегда и во все времена, позволяла без проблем решать свои финансовые вопросы в обход закона. Вот вам пример из истории. Богатейший граф Петр Кириллович Разумовский к 1804 году прокрутил своё огромное состояние, и стал потихоньку распродавать имущество. Продал он и принадлежащий ему петербургский Крестовский остров. Продал за 120 тыс. руб. князю Александру Михайловичу Белосельскому-Белозерскому вместе с охотничьим замком, лесами, прудами, деревнями, дорогами, пристанями и крестьянами. Деятельность нового владельца острова носила предпринимательский характер: на острове стали вырубать лес на продажу, сдавать в качестве дач деревенские дома. Да и сами крестьяне обычно имели одну или две чистых комнаты, которые сдавали на лето горожанам внаем.

Вид петербургских Островов, художник Васильев, 1820 г.«Вид петербургских Островов», художник Васильев, 1820 г.

Тогда в России считалось, что занятие коммерцией не пристало аристократам (их дело – военная или статская служба либо разумное управление имениями), однако князья Белосельские-Белозерские были хоть и Рюриковичами, но англоманами, а в Англии аристократы не гнушались бизнесом. Впрочем, внук Александра Михайловича князь Константин Эсперович, коммерсантом оказался никудышным, и состояние Белосельских-Белозерских стало неуклонно уменьшаться. В итоге, в 1884 году князь был вынужден рассчитаться с казной за набранные кредиты знаменитым дворцом на углу Невского и Фонтанки, – своей главной родовой резиденцией.

Дворец князей Белосельских-БелозерскихДворец князей Белосельских-Белозерских

В том же 1884 году, чтобы как-то поправить положение на своих уральских заводах, князь заложил Крестовский остров в Санкт-Петербургско-Тульском земельном банке. Кроме того, им был взят большой кредит в Государственном банке под залог всего остального княжеского имущества. Однако вскоре князь не смог не только выплачивать проценты по ссудам, но даже обеспечивать расходы, связанные с содержанием своей семьи и Крестовского острова. И в 1902 году князь попытался продать остров за 2 млн. руб., но неудачно. Тем временем наступил срок возврата кредитов, и над имуществом князя нависла угроза быть изъятым в счет уплаты долгов. Выход князь нашел – он обратился к Николаю II с прошением «об установлении над ним и его имуществом особого, вне общих правил, опекунского управления». И 20 февраля 1903 года Николай II высочайше утвердил положение об опеке, согласно которому князь К.Э. Белосельский-Белозерский отстранялся от всех дел по управлению своим имуществом, а заведование всеми его делами отныне производилось назначенным императором опекунским советом. На возврат кредитов накладывалась отсрочка, а проценты по ним предполагалось выплачивать с доходов по управлению имущественными делами князя. До того момента, как дела наладятся, средства на содержание князя и его семьи выделялись из государственной казны. Но дела не наладились – ни уральские заводы, ни княжеские имения не приносили прибыли, а доходы от Крестовского острова не покрывали всех денежных расходов князя.

Деньги брались даже с городских властей за аренду земли под колею конкиДеньги брались даже с городских властей за аренду земли под колею конки (Крестовский остров, хоть и был частным владением, но входил в черту города)

В 1910 году часть имущества князя Белосельского-Белозерского, с согласия опекунов, была освобождена от долговых обязательств, и в залоге остались только уральские заводы, княжеские имения, и Крестовский остров, участки с которого стали постепенно продаваться под застройку. В то время в Питере начался риэлтерский бум, и стоимость земли под застройку стала стремительно расти. И вдруг в 1913 году князь Белосельский-Белозерский обратился к Николаю II с прошением об изъятии Крестовского острова из опекунского управления и передаче его в личное использование. Прошение было тут же удовлетворено. Банкиры взвыли – именно Крестовский остров являлся наиболее ликвидным из активов князя, а не убыточные уральские заводы и имения. Но как бы там ни было, в начале 1914-го князь продал большую часть острова (за исключением своей дачи с прилегающим парком) ООО «Русский трест» и «Финансовая компания» за 5 млн. руб. Буквально через несколько месяцев началась Первая мировая война и строительный бум прекратился. После революции земля и вовсе была национализирована, но Белосельским-Белозерским удалось не только покинуть Россию, но и перевести большую часть вырученной от сделки суммы в Финляндию. Более того, в феврале 1918 года князь Константин Эсперович выписал на имя своего внука князя Сергея Сергеевича доверенность на право распоряжения имуществом. Тот, проникнул в красный Петроград, сумел быстро продать всю мебель и предметы обихода из дачи и вернулся в Финляндию.

Дача князей Белосельских-Белозерских

Дача князей Белосельских-Белозерских копияДача князей Белосельских-Белозерских и её копия.

В годы Великой Отечественной войны в здание дачи Белосельских-Белозерских (архитектор А. И. Штакеншнейдер попала авиабомба, которая его практически полностью разрушила. Остатки строения были разобраны в 60-е годы, и с тех пор участок пустовал. В 2004-2006 гг. по заказу неизвестного инвестора компания «Петербургреконструкция» создала копию особняка по сохранившимся историческим чертежам как «апартаменты для состоятельного человека». В 2008 году особняк был выставлен на продажу за €22 млн. Крестовский остров сейчас, вообще, закрытая элитная зона Питера – туда даже автомобильный проезд горожанам, кто не жители острова, запрещен.

Князь Константин Эсперович Белосельский-БелозерскийКнязь Константин Эсперович Белосельский-Белозерский

Князья Белосельские-Белозерские перемешались чуть ли не со всеми аристократическими родами России. Сам Константин Эсперович был женат на Наталии Скобелевой, сестре прославленного генерала Михаила Скобелева. В книге «Смерть Ахиллеса», сестра «белого генерала» сообщает Фандорину, что она остановилась в московском доме Белосельских-Белозерских. Его дочь Ольга, была супругой графа Орлова, а вторая дочь Елена – была замужем за князем Кочубеем. Связи при дворе и происхождение от Рюриковичей, позволили князю Белосельскому-Белозерскому сначала отсрочить продажу своего имущества за долги, потом вывести из обязательства по долгу наиболее ликвидную его часть, а затем выгодно её продать. А опыт утаивание денег от кредиторов, позволил утаить их и от большевиков, выведя их за границу – в отличии от большинства эмигрантов, Белосельские-Белозерские на чужбине не бедствовали.

Княгиня Елена Павловна Белосельская-БелозерскаяКнягиня Елена Павловна Белосельская-Белозерская.

Но история иногда делает неожиданные повороты и проведенное в конце XX века генетическое тестирование показало отсутствие у современных Белосельских-Белозерских общего предка мужского пола с остальными Рюриковичами. Мама предприимчивого князя Константина Эсперовича, одна из первых светских красавиц своего времени княгиня Елена Павловна, всех перехитрила…


Рейтинг@Mail.ru