Отечественные патронные заводы

НАЧАЛО

Первый патронный завод в России был основан в 1869 г. в Петербурге. В это время начиналось перевооружение армии на американские 4,2-линейные винтовки Бердана под унитарный патрон с латунной гильзой. Бумажные патроны (они появились еще в XVII в.) и раньше изготавливались в мастерских в войсках или в капсюльных заведениях при Охтенском (с 1845 г.) и Шостенском (с 1848 г.) пороховых заводах.

Решение построить патронный завод именно в Петербурге было традиционным для сложившейся еще с петровских времен практики размещать многие военные предприятия в столице и ее окрестностях. Это объяснялось прежде всего зависимостью от импортных поставок сырья, материалов и оборудования, а Питер был основным портом империи. Рядом находился Охтенский пороховой завод, имелись и подходящие помещения – винные склады на острове Голодай (Декабристов). К 1872 г. заводом было выпущено 5 млн. патронов для винтовки Бердана (6 млн. поступило из США из 8 млн. заказанных).

В конце 1870-х гг. рассматривались предложения построить частный патронный завод в Бежице под Брянском и в других местах империи. В 1880 г. Александр II утвердил положение о заводе Гилленшмидта в Туле мощностью 30 млн. патронов в год. В 1886 г. здесь начали работу латунно-прокатное и медно-литейное производства, обеспечившие сырьем для изготовления гильз не только Тульский, но и казенный завод в Петербурге. Предприятие стало называться “Тульские медно-прокатные и патронные заводы”.

С начала 1890-х гг. происходило перевооружение русской армии на трехлинейную (7,62-мм) винтовку Мосина. К этому времени завод в Петербурге был переоборудован и мог давать армии 170 млн. патронов в год. Программа производства новых боеприпасов требовала больших средств. Мельхиор для пульных оболочек покупали во Франции и Германии. Казна пыталась уменьшить расходы на дорогие цветные металлы, которые в большой степени определяли конечную стоимость патрона, и пыталась найти более дешевые материалы. Для того чтобы снизить цены, на Тульском заводе планировали открыть мельхиоровое и латунное отделения при казенном патронном заводе.

Главное артиллерийское управление (ГАУ) подумывало и о привлечении других частных патронных заводов или о строительстве нового казенного завода. В 1895 г. его решили разместить в Луганске. Немаловажную роль в этом сыграли власти города, “лоббировавшие” создание предприятия на месте бывшего пушечного завода, выпускавшего чугунные орудия и закрытого в 1887 г. Так появился Луганский патронный завод, способный поставлять 100 млн. патронов в год.

Как и вся военная промышленность России, патронные заводы не всегда работали на проектную мощность. Заказы (наряды) сильно колебались, и после насыщения армии и складов новым оружием и патронами происходил спад производства. Мирной продукцией казенные военные заводы практически не занимались. Численность занятых на них частично сокращалась. Предполагалось, что это в основном подсобные рабочие. Но зачастую уходили и квалифицированные кадры в поисках больших заработков. В 1901 г. Петербургский завод выпустил 60,6 млн. винтовочных патронов и 3,75 млн. револьверных, Луганский завод – 47 млн. патронов. Почти половину составили холостые винтовочные патроны для учебы войск. Тульскому частному заводу достался самый маленький заказ на винтовочные патроны – всего 6,75 млн. штук.

Тульский завод имел дополнительный доход от продажи другим заводам цветных металлов, хотя и перестал быть монополистом, поскольку латунь и мельхиор казна получала также от заводов Розенкранц и Франко-Русского в Петербурге, Кольчугинского завода во Владимирской губернии. Все же государство приступило в 1902 г. к строительству латунно-мельхиорового завода при патронном заводе в Петербурге, который уже в 1904 г. на 2/3 обеспечивал себя этими материалами. К этому времени Тульский завод смог переориентировать избыточные мощности по латуни на производство орудийных гильз. Как частное предприятие, завод создал у себя и невоенные производства латунных изделий, вплоть до самоварных заготовок для кустарей и др.

В России было несколько небольших частных заводов, выпускавших охотничьи и револьверные патроны, в основном в Москве и окрестностях. У Русско-Бельгийского общества патронных заводов были предприятия в Кунцеве и Москве (Марьина Роща). Общество “Н.Феттер и Е.Гинкель” имело дроболитейный и патронный завод в Москве за Крестовской заставой. Заводы работали для населения и заказов от казны на боеприпасы не имели. Кстати, в начале XX в., кроме них, в Москве и окрестностях практически не было других заводов, даже условно относящихся к военным.

ПАТРОННЫЙ ГОЛОД

В Русско-японскую войну расход патронов превзошел все ожидания, в том числе за счет появления пулеметов. На фронт отправляли запасы боеприпасов из Европейской России, и произошло почти полное истощение резервов на складах. ГАУ опасалось даже, что в случае большой европейской войны армии нечем будет стрелять. Заводы получили заказ на максимальное количество патронов: 200 млн. в Петербурге, 140 млн. в Луганске и 125 млн. в Туле. Иностранным заводам было заказано 500 млн. патронов.

Под влиянием японской войны ГАУ стало критически оценивать существовавший порядок обеспечения патронами войск. Предлагалось в дополнение к увеличению запасов мирного времени расширять заводы, наращивать их производительность, чтобы они при форсированной работе в период войны могли дать большую часть потребляемых стрелковых боеприпасов. Отмечалось, что государства Западной Европы в силу развития казенных и частных заводов могут держать в мирное время относительно небольшие запасы. Предлагалось открыть еще один завод мощностью 100-170 млн. патронов на Волге, например около Сызрани, для более удобной отправки боеприпасов в азиатские округа. В итоге пришли к выводу, что строительство нового предприятия слишком дорого, поэтому нужно ограничиться реконструкцией существующих производств, что будет гораздо дешевле.

Мощности патронных заводов стали наращивать с началом нового промышленного подъема, наступившего после окончания революции 1905-1907 гг. Решено было пойти на увеличение мобилизационных запасов патронов, хранящихся в виде отдельных частей. Это позволяло продлить срок их хранения, а для сборки планировалось открыть снаряжательные мастерские в Москве, Хабаровске, Кременчуге, Самаре, Омске, Георгиевске. Поэтому новый патронный завод так и не стали строить. В 1908 г. на вооружение принимается 7,62-мм патрон с остроконечной пулей, что полностью загрузило заводы.

К 1911 г. произошло насыщение складов новыми патронами и произошло сокращение производства. Однако в ту пору обострилась политическая обстановка в Европе, и Государственная Дума настояла на закупке нового оборудования для патронных заводов, выделении им дополнительных заказов. В 1912 г. в России было изготовлено 430 млн. патронов, в 1913 г. – 544 млн. В этом году в войсках было израсходовано 205 млн. патронов, запас составил 1,5 млрд. штук, планировалось выпустить в 1914 г. 600 млн. патронов. Но для работы на полную мощность стало не хватать винтовочных порохов, и ГАУ попросило о снижении заказа.

Вскоре после начала Первой мировой войны выявилась нехватка всех видов боеприпасов. Производительность оборонных предприятий возросла в 1,5-2 раза за счет увеличения рабочего времени, отмены праздников и выходных, закупок оборудования за рубежом, использования временных помещений. В Петрограде выпуск патронов увеличился с 292 млн. штук в 1914 г. до 628 млн. в 1916 г., в Луганске – с 200 до 555 млн., в Туле со 182 млн. до 303 млн. Максимум производства патронов был достигнут в октябре-ноябре 1916 г., когда месячная производительность, например, Петроградского завода составляла около 60 млн. винтовочных патронов плюс 13,5 млн. патронов для трофейных австрийских винтовок. Изготовлял этот завод и патроны для закупленных в Японии винтовок “Арисака”. Однако собственное производство патронов не обеспечивало нужд фронта, поэтому за границей было заказано 2,2 млрд. патронов (то есть в 1,5 раза больше годового производства русских заводов) на сумму 86,6 млн. руб.

В Первую мировую войну в России для производства оружия и боеприпасов было привлечено много частных заводов, не специализировавшихся прежде на военной продукции. Они взялись за поставку снарядов, взрывчатых и отравляющих веществ, минометов, аэропланов и др. Однако патроны по-прежнему выпускались только на двух казенных и одном частном заводах. Частные предприятия давали комплектующие материалы, но отнюдь не патроны – изделия, требующие особой точности. Очевидно, было невозможно за короткий срок освоить их массовое производство.

В марте 1916 г. было решено возвести новый казенный патронный завод в Симбирске с годовой производительностью 840 млн. патронов и орудийных гильз. Строительство было начато в июле 1916 г. на правом берегу Волги. По плану предполагался частичный ввод предприятия в действие в начале 1917 г., но из-за проблем с поставками оборудования из-за границы и революционными событиями строительство замедлилось.

ОТ РЕВОЛЮЦИИ ДО ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ

Паралич транспортной системы, износ оборудования, недостаток материалов, усталость населения от войны, две революции стали причиной постепенного падения производства в России в 1917 г., в т.ч. и патронов. В декабре Совет народных комиссаров объявил о демобилизации военных заводов, выпуск оружия и боеприпасов в стране практически прекратился, оборудование разрушалось, персонал покидал предприятия. Весной 1918 г. началась экстренная эвакуация петроградских заводов, во время которой часть имущества погибла или была утеряна в дороге. Это относилось и к патронному заводу, отправленному в Симбирск.

Начавшаяся Гражданская война вынудила в 1918 г. возобновить военное производство. Оно восстанавливалось в обстановке кадрового, продовольственного, транспортного кризисов. Заводы переходили от красных к белым и наоборот, велся саботаж. Поэтому советское правительство решает построить в Подольске новый патронный завод. Под него заняли часть снарядного завода, расположенного в корпусе, арендованном в 1915 г. у завода “Зингер”. Туда были отправлены остатки оборудования, застрявшего по пути в Симбирск из Петрограда. С осени 1919 г. Подольский завод стал производить переделку иностранных патронов, а в ноябре 1920 г. была выпущена первая партия отечественных стрелковых боеприпасов.

В Гражданскую войну в Златоусте попытались ввести в строй Новоуральский патронный завод, оснащенный за счет части оборудования с других предприятий. Однако этот завод был закрыт в 1921 г., еще до начала выпуска патронов. Оборудование и персонал направили на Симбирский патронный завод, хотя и была попытка вернуть эшелон завода в Петроград.

После окончания Гражданской войны производство патронов было сокращено. Ограниченные заказы мирного времени стремились не сосредотачивать на отдельных предприятиях, а распределить по всей группе однородных производств, чтобы поддерживать “на плаву” каждый завод с целью обеспечить мобилизационные интересы армии. Вот, например, план на январь 1925 г.: Тула – 9 млн. винтовочных и 0,2 млн. револьверных патронов, Луганск – 13 млн. патронов и 2 млн. обойм, Подольск – 3,5 млн. патронов, Симбирск – 4 млн. патронов и 0,5 млн. обойм. Конечно, не факт, что заводы получили именно такие заказы в тот период. Для сохранения оборонных предприятий на них начали широко внедрять выпуск мирной продукции, проводилась так называемая ассимиляция военного и гражданского производства.

С форсированием индустриализации страны в 1927 г. произошло быстрое развитие и патронных предприятий. Тогда же началось засекречивание военной промышленности, и патронные заводы, кроме Тульского, получили номера: Ульяновский – № 3 (с 1922 г. – им. Володарского), Подольский – № 17, Луганский – № 60. К патронным, кстати, до середины 1930-х гг. относили и небольшой Московский дроболитейный завод (№ 5, затем № 58 им. Ворошилова). С 1932 г. ТПЗ несколько лет именовали Тульский патронный завод № 10. В том же году добавились завод “Красный снаряжатель” в Кунцеве и опытный патронный завод (бывший “Пролетарская диктатура”) в Москве. Оба они до 1917 г. входили в Русско-Бельгийское общество патронных заводов. В 1933 г. завод в Кунцеве получил № 46, а завод в Марьиной Роще № 54 (затем № 44).

Организационно все вышеназванные предприятия входили в патронно-трубочный, а затем в патронно-гильзовый трест Наркомата тяжелой промышленности. В 1932 г. численность рабочих на этих заводах достигла 22,8 тыс. человек, удвоившись с начала индустриализации. Однако существовала огромная текучесть кадров. Недавние крестьяне, поступавшие на предприятия, возвращались летом домой на полевые работы, искали места с лучшими условиями труда и т.д. По многим заводам оборонной промышленности количество уволившихся приближалось к среднегодовой численности. За два последующих года число рабочих на патронных заводах сократилось почти на четверть, но уже к 1935 г. опять резко возросло. В том же году в общем объеме их продукции военная составляла 50% и колебалась от 43% на ТПЗ до 64% в Луганске и Ульяновске.

С 1934 г. завод № 17 возводил к югу от Подольска новые цеха. Вскоре их стали называть Новоподольским заводом, в декабре 1936 г. он получил № 188, а окончательно отделился от № 17 в январе 1940 г. Завод расположился между Подольском и Климовкой (с 1940 г. – г. Климовск). В 1935 г. в районе Комсомольска-на-Амуре решили создать военно-химический комбинат для выпуска всех видов боеприпасов, в т.ч. винтовочных патронов. Однако из-за огромных расходов проект не был реализован. В 1938 г. появились планы строительства завода № 302 в Сызрани и переноса завода в Ульяновске из Заволжья на правый берег. Очевидно, это обосновывалось проектами строительства Куйбышевского водохранилища, которое должно было затопить территорию предприятия. Из-за войны завод остался на старом месте, судя по плану города, его только окружили дамбами.

В 1930-е гг. было освоено производство гильз и пульных оболочек из биметалла (томпак-сталь), а затем изготовление гильз из стальной холоднокатаной полосы. Вместо свинцовых сердечников стали применять стальные. Создание собственной станкостроительной базы для выпуска патронов также пришлось на эти годы. Внедрение автоматов питания обеспечивало до 70% автоматизации производства. Конструктором Л.Н. Кошкиным разрабатывались машины роторного типа и делались попытки объединить их в автоматические линии. Первая роторная линия была применена в Ульяновске.

ПИК ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

С декабря 1936 г. патронные заводы входили в Народный комиссариат оборонной промышленности, разделенный в январе 1939 г. на четыре самостоятельных наркомата. При этом патронные заводы были переданы не в Наркомат боеприпасов (НКБ), а в Наркомат вооружения (НКВ). ТПЗ, получивший в конце 1936 года № 176, пришлось разделить на № 38 им. С.М. Кирова НКВ по производству патронов и завод № 176 НКБ по производству орудийных гильз. В патронном главке (3-е ГУ) было 49,1 тыс. рабочих, в него вошло и ЦКБ-44 в Марьиной Роще. В 1939 г. началось строительство патронных заводов во Владимире (№ 303) и Рязани (№ 304). В Новосибирске возводился комбинат № 179 НКБ, на котором предусматривалось и производство винтовочных патронов.

К надвигавшейся войне необходимо было увеличить выпуск боеприпасов. Для этого реконструировались действующие заводы, сокращался выпуск гражданской продукции (план по 3-му ГУ в январе 1941 г. составил менее 3% стоимости продукции) и строились новые предприятия. В марте-апреле 1941 г. состоялось решение о создании заводов № 524 и 529 в Калинине. Накануне войны по постановлению СНК и ЦК ВКП(б) от 6 июня 1941 г. в систему НКВ под производство патронов были переданы предприятия и стройки из других наркоматов, в основном легкой и местной промышленности. Так появились 11 новых патронных заводов (в Москве – № 537 и № 538, в Киеве – № 536 и № 545, в Вологде – № 535, в Ленинграде – № 539, в Витебске – № 540, в Харькове – № 541, в Днепропетровске – № 542, в Казани – № 543, в Глазове – № 544). Однако к началу Великой Отечественной войны большинство из них даже не успели принять в НКВ.

После нападения гитлеровской Германии на СССР лишь один из семи действующих патронных заводов – № 60 в Ворошиловграде (Луганске) – оказался на оккупированной территории. Но только одно из этих предприятий – завод № 3 в Ульяновске – не отправили в эвакуацию. Остальные пять располагались на коротком отрезке Москва-Тула длиной всего 170 км, и фронт подходил к ним вплотную. Довольно далеко продвинувшиеся строительства заводов в Рязани и Владимире также оказались в угрожаемой зоне. Таким образом, завод в Ульяновске оказался единственным, устойчиво работавшим патронным предприятием в конце 1941 г. и начале 1942 г. Он же снабжал “коллег” заготовками. Помогло то, что это был второй по размерам патронный завод с высоким уровнем автоматизации, заложенным здесь в предвоенные годы.

Другие предприятия, точнее, их отдельные производства по выпуску различных видов патронов, пришлось размещать на площадках заводов и строительства легкой и местной промышленности, в зданиях вузов и техникумов, подсобных помещениях типа гаражей и т.д. Сравнительно компактное оборудование удалось смонтировать и в столь неприспособленных местах и быстро наладить производство. К концу 1941 г. начали работать заводы № 60 во Фрунзе, № 17 в Барнауле, № 188 в Новосибирске, № 540 в Иркутске, № 541 в Челябинске, № 38 в Юрюзани, № 46 в Свердловске, № 529 в Новой Ляле, № 543 в Казани, № 545 в Чкаловске (Оренбург), а завод № 544 в Глазове вступил в строй в конце 1942 г. Новые заводы зачастую получали номера эвакуированных, но это не означает, например, что завод из Ворошиловграда целиком переехал во Фрунзе. Туда перевели только часть производства винтовочных патронов с легкой пулей и пистолетных патронов. Остальное оборудование с этого крупнейшего предприятия отправили на шесть других заводов, включая № 537 в Кирове, где освоили выпуск пулеметных лент. Изготовление биметалла из Тулы перешло на металлургический завод в Нытву (выпускал биметалл до войны), который получил № 54.

Все патроны изготовленные на Юрюзанском заводе имели клеймо 38 по номеру завода.

Клеймо пистолетного патрона. Юрюзанский завод

Например: Клеймо пистолетного патрона 7.62х25 (“Токарев”)

Маркировка: “38 10 46 *”.

Производитель: 38 – Юрюзанский машиностроительный завод №38

10 – изготовлено в октябре
46 – 1946

Гильза: латунная

Крышка металлической коробки 9 мм патронов ПМ. Юрюзанский завод

Описание: Описание: Крышка металлической коробки 9 мм патронов ПМ.
Описание:
“9,0 П ст гж” – 9 мм пистолетный патрон с пулей имеющей стальной сердечник, гильза железная.
“Л64-89-38”  – Л64 – номер партии патронов, 89 – год изготовления патронов – 1989; 38 – номер завода-изготовителя патронов (Юрюзанский механический завод);
“П-125 63/88 Т” – П-125 – марка пороха патронов (пористый зернёный одноканальный);
– 63 – номер партии пороха патронов;
– 88 – год изготовления пороха патронов (1988);
– Т – условное обозначение предприятия-изготовителя пороха. Расшифровка отсутствует.
1280 шт. – количество патронов в металлической коробке.

Так же на Юрюзанском механическом заводе изготавливались патроны для подводного пистолета СПП-1.

Подводный пистолет АО-45 (СПП-1)

Патрон 4,5 СПС мм для подводного пистолета АО-45 (СПП-1). Юрюзанский завод

Характеристики 4,5-мм патрона СПС: • Вес патрона – 17,5 г; • Длина патрона – 145 мм; • Вес пули – 13,2 г; • Длина пули – 115 мм; • Начальная скорость пули V5 ср. = 235…255 м/с (на воздухе); • Pmax ср. ≤ 1800 кгс/см2; • Pmax нб. ≤ 2000 кгс/см2 (на воздухе); • Дальности стрельбы, на которых обеспечивается пробитие контрольного щита: – на глубине 5 м – не менее 16 м; – на глубине 10 м – не менее 13 м; – на глубине 20 м – не менее 10 м; • Кучность стрельбы в воде на дистанции 5 м (3 х 10 выстрелами) – R50 ср. ≤ 5,0 см.

Характеристики пистолета СПП-1: • Вес без патронов – 0,95 кг; • Вес с патронами – 1,05 кг; • Общая длина – 244 мм, длина ствола – 205 мм; • Боекомплект – 16 патронов (в четырёх обоймах); • Время перезаряжания пистолета: – под водой – 5 с, – на воздухе – 3 с.

Начиная с 1942 г. на прежних площадках было частично восстановлено производство с использованием оставшегося оборудования и собранного с других предприятий. В 1943 г. организуются патронное ОКБ-44 в Москве и ЦКБ-3 патронного станкостроения в Подольске. В 1944 г. начал работать и завод № 270 в освобожденном Ворошиловграде. Почти все остальные возрожденные заводы также получили новые номера: № 539 в Туле, № 711 в Климовске, № 710 в Подольске, № 304 в Кунцеве. Строительства в Рязани и Владимире передали другим ведомствам. Во Владимире, например, появился завод колесных тракторов.

В 1944 г. производство патронов достигло своего максимума и составило 7,4 млрд. штук по сравнению с 3 млрд. в 1940 г. Война заканчивалась, и выпуск патронов постепенно сокращался.

СПАД И УПАДОК

Вскоре после Победы, 30 мая 1945 г., были ликвидированы патронные заводы в Иркутске, Челябинске, Новой Ляле, Чкаловске. Оборудование и кадры перебросили на другие предприятия.

В первые послевоенные годы были переданы под другие оборонные производства заводы в Глазове, Свердловске, Москве, Кунцеве и Подольске. Причем завод в Глазове сперва планировали сделать одним из основных патронных предприятий, даже перевели туда оборудование из Иркутска и Германии. Однако из-за своего расположения завод подошел атомному ведомству (сейчас это Чепецкий механический завод). В Кунцеве (ныне в черте Москвы) находится Московский радиотехнический завод, головной по системе ПВО “С-300ПМУ”. Завод в Свердловске влился в оптико-механический завод № 217 и т.д. В патронном производстве остались заводы в Климовске, Туле, Ворошиловграде, Ульяновске, Юрюзани, Новосибирске, Барнауле и Фрунзе. ЦКБ-3 и ОКБ-44 (в составе НИИ-61) перебазировали в Климовск, где был создан научный центр патронного производства.

После войны на патронных заводах резко возрос выпуск гражданской продукции – станков, машинных цепей, приборов, товаров народного потребления и т.д. Возобновилось изготовление охотничьих и спортивных патронов, наладили производство строительных патронов. Заводы из узкоспециализированных предприятий превратились в многопрофильные. В начале 1960-х гг. собственно патроны составляли всего 4% продукции завода во Фрунзе, 9% – в Ульяновске, 19% – в Туле. Однако переоснащение заводов новым поколением роторного и конвейерно-роторного оборудования позволило достичь высокой автоматизации производства и поддерживать мобилизационную готовность предприятий. Их состав не менялся до 1982 г., когда на Дальнем Востоке вступила в строй 1-я очередь завода в Амурске, строившегося с 1976 г.

В конце 1980-х гг. резко сократился оборонный заказ, возникли трудности и со сбытом гражданской продукции. Производство патронов прекратили на Юрюзанском механическом заводе. Начиная с 1992 г. были акционированы Новосибирский завод низковольтной аппаратуры, Климовский штамповочный завод, Тульский патронный завод, Барнаульский станкостроительный завод и КБ автоматических линий в Климовске (бывший ЦКБ-3). Но правительство РФ в 1996 г. запретило приватизацию Ульяновского машиностроительного завода, завода “Вымпел” в Амурске, ЦНИИ точного машиностроения в Климовске (оружие и патроны, бывший НИИ-61). Многие патронные заводы создали дочерние предприятия. Например, ОАО “Восток” занимается изготовлением строительно-монтажных патронов, а ЗАО “Виктори-К” – дробовых патронов.

Заводы стали искать свою рыночную нишу в работе на экспорт, прежде всего в продаже за рубеж спортивных и охотничьих патронов. У некоторых это получилось довольно успешно: например, по данным Новосибирского завода, в 1999 г. его экспортные поставки составили более 60% общего объема производства и 90% патронной продукции (боевые, спортивно-охотничьи и строительные патроны). Другие предприятия находятся в более тяжелом финансовом положении, были случаи процедур банкротства, отключались коммуникации за долги и т.д. Завод в Юрюзани не смог выжить за счет одноименных холодильников, поскольку массовый импорт бытовой техники добил подобные гражданские производства оборонки.

По материалам сайта “Независимое военное обозрение” и открытых источников сети интернет.


Рейтинг@Mail.ru