Наследницы великих “фундаторов”

Иван Борисович Твердышев, умерший в 1773 году, был бездетен. Единственная дочь Я.Б. Твердышева — Татьяна, вышедшая замуж за Гавриила Ильича Бибикова, умерла раньше своего отца бездетной. После смерти И.С. Мясникова, в октябре 1780 года его дочери, прямые наследницы его заводов, вышли с просьбой к Я.Б. Твердышеву продолжить управлять заводами их родителя:

ГавриилИльичБибиков(1746—1803)

Гавриил Ильич Бибиков(1746—1803)

«Милостивый государь, дядюшка Яков Борисович! …Вы нашему родителю и родитель наш Вам изволили верить каждый как сам себе. Во избежание нам затруднения и в разсуждении продолжаемой к нам Вашей любви, за полезнейшую себе выгоду нашли просить Вас тех общих ваших и родителя нашего заводы и все заводское правление и распоряжение тех заводов производство принять».

Свою просьбу они мотивировали тем, что живут в своих деревнях далеко друг от друга и, тем более, от заводов и несведущи в заводских делах. Ими было вручено дяде поверенное письмо на управление всеми заводами.

Екатерина II

Екатерина II

Однако уже 29 апреля 1781 года они вышли с ходатайством в канцелярию главного заводов правления, чтобы поверенное письмо было им возвращено. А затем обе стороны направили челобитные Екатерине II Я.Б. Твердышев, возмущаясь наглостью племянниц, писал:

«Я с ними во общим правлении тех заводов иметь не желаю и многократно предлагал им о разделе их по жеребью, но они на тех моих предложениях не согласились».

Императрица поручила посредничество в тяжбе князю Василию Михайловичу Долгорукому-Крымскому. Вот ее записка от 7 июля 1781 года:

Василий-Михайлович-Долгорукий-Крымский

Василий-Михайлович-Долгорукий-Крымский

«Князь Василий Михайлович. Прилагая присем прошение нам поданное от коллежскаго асессора Якова Твердышева по делу о разделе его с дочерми умершаго родственника его Мясникова что б вы, в прекращение тяжбы, предложили обоим сторонам выбрать по одному или по два посредника, которые под надзиранием вашим могли бы по справедливости, разобрать взаимным их требования, и потом в решении дела их поступить сходственно четырех сотой статье учреждении наших об управлении губернией; в следствие чего здесь же прилагается и прошение поданное от дочерей Мясникова. Пребываем впрочем вам благосклонны».

Раздел заводов уже между наследницами произошел после смерти  Я. Б. Твердышева, а пока поверенное письмо у него было изъято и на заводы были направлены доверенные лица от  наследниц.

Четыре дочери И.С. Мясникова, вышедшие замуж в период 1768 по 1771 годы, стали владелицами беспримерного богатства, получив по праву наследования заводы, чистый капитал и по 19 тысяч крепостных каждая. Три старшие, по данным Ярового, втайне держались раскола и до замужества проводили время в окружении многочисленных приживалок.

Ирина Ивановна Мясникова вступила в супружество со вдовцом полковником Петром Афанасьевичем Бекетовым, отец которого был воеводою в Симбирске, а брат, любимец императрицы Елизаветы, был губернатором в Астрахани.

Бекетовы получили в наследование Богоявленский и Симские заводы. Их старший сын — Иван Петрович, известный в России нумизмат, умер бездетным. Его имение, ценностью в 7 миллионов, досталось племянницам Сипягиной и Бибиковой.

Второй сын Бибиковых — Петр Петрович прославился благотворительной деятельностью, был командором Мальтийского ордена. Из имения своего 6 тысяч душ крестьян отпустил в вольные хлебопашцы, а около 6 тысяч определил тоже в вольные с тем, чтобы небольшую сумму они платили на богоугодные заведения. Одна из дочерей Бекетовых — Екатерина была замужем за сенатором С.С. Кушниковым, другая — Елена за министром полиции А.Д. Балашевым.

Дарья Ивановна Мясникова вышла за небогатого офицера линейных войск Александра Ильича Пашкова. Они наследовали Воскресенский и Белорецкий заводы. Огромное богатство позволило им жить в Москве в роскоши. А.И. Пашков выстроил в Москве великолепный дом (позднее здание университета, известный дом Пашкова в Москве построен по заказу П.Г. Пашкова, представителя другой линии Пашковых). Их дом был так велик, что после пожара в московском театре дирекция обратилась с просьбою уступить для театра часть дома. Дарья Ивановна, держась старины, считала великим грехом дать место в своем доме потешаться над нравственностью. Но ей шепнули, что муж получит за это на шею крест, и она уступила.

Аграфена Ивановна Мясникова вышла замуж за бригадира Алексея Николаевича Дурасова. Они наследовали Верхотурский и Юрюзанский заводы. Сын Дурасовых — Николай Алексеевич жил в праздности и роскоши: имел в Симбирске своих певчих, разных сортов музыку, театр и охоту. К нему съезжались гостить все губернские власти и дворяне. Только один из многочисленных фактов его бурной жизни, расцветшей на дедовых деньгах – проиграв в карты около миллиона соседу Н.В. Обрезкову, Дурасов уступает ему свое знаменитое село Никольское…

Алексей Николаевич Дурасов

Алексей Николаевич Дурасов

Младшая дочь Мясникова — Екатерина Ивановна (24.10.1746 г. 6.05.1833 г.) вышла замуж за статского советника, статс-секретаря Екатерины II Григория Васильевича Козицкого. Они наследовали Архангельский, Катав-Ивановский и Усть-Катавский заводы.

Козицкий, Григорий Васильевич (1724–1775)

Григорий Васильевич Козицкий

О Григории Козицком биограф рода Твердышевых и Мясникова А. Яровой пишет следующее:

«…Григорий Васильевич Козицкий учился в Киевской духовной академии, знаток древних и новых языков, известен еще с 1750 года переводом замечательных произведений, особенно на латинский язык, в т.ч. и наказа Екатерининской комиссии о сочинении законов. По окончании учения он путешествовал с графом Гудовичем по Европе, был при Санкт-Петербургской академии наук с 1758 года лектором философии и словесных наук, адъюнктом и почетным академическим советником, откуда и взят он Екатериной II в начале царствования, вероятно рекомендованный графами Орловыми, которые устроили его судьбу богатою женитьбою. Козицкий был в свите, когда императрица путешествовала в 1767 году по Волге в Симбирск, помогал ей переводить Мармонтелева Велизария и заведовал делами по ее литературным трудам. Супруга ученого Козицкого расколу уже не следовала и принадлежала к господствующей церкви. Козицкий принужден был выйти в отставку во время возвышения князя Потемкина как знакомый графов Орловых…»

 Екатерина Ивановна Козицкая

Екатерина Ивановна Козицкая

В 1775 году Г. В. Козицкий покончил жизнь самоубийством. В «Отечественных записках» № 4 за 1856 год его смерть описывает поручик Васильев: «Статский советник Г.В. Козицкий, причинивший сам себе смерть, отпет был в церкви Григория Богослова. Причина смерти – меланхолия. Он закололся ножом, причинив себе 32 раны, будучи до кончины в памяти, исповедался своему духовному отцу».

Анна Григорьевна Белосельская-Белозёрская

Анна Григорьевна Белосельская-Белозёрская

У Козицких было две дочери – Анна Григорьевна (1773—1846), вышедшая замуж за князя Белосельского и наследовавшая Катав-Ивановский и Усть-Катавский заводы, и Александра Григорьевна (1772 – 1850), с 1799 года замужем за действительным тайным советником графом Иваном Степановичем Лаваль…

 Чета Лаваль

Иван Степанович и Александра Григорьевна Лаваль

С Анной Григорьевной Козицкой Белосельской — Белозерской непосредственно связано дальнейшее исследование заводов.

Иван Степанович Лаваль, он же французский эмигрант Жан Франсуа Лаваль (1761-1846) имел некоторые трудности при женитьбе. Екатерина Козицкая и слышать не хотела о таком женихе. Объясняла, что Лаваль «не нашей веры, неизвестно откуда взялся и имеет небольшой чин». В конфликт вмешался Павел I и наложил на это дело резолюцию: «Он христианин, я его знаю, для Козицкой чин весьма достаточный, а потому обвенчать». Несколько позже Жан Франсуа за порядочную сумму денег получил от беглого короля Людовика XVIII титул графа. Огромное приданое своей жены он увенчал высоким титулом. По проекту знаменитого архитектора Тома де Томона на Английской набережной Петербурга, рядом со зданием Сената Лаваль построил роскошный особняк, скульптуры и мрамор для которых привезли из Рима. Это был один из богатейших домов Петербурга, где собиралось светское общество и давались блестящие балы. Одним из участников этих балов был А.С. Пушкин. Весной 1818 года он прочитал в доме Лаваля свою знаменитую оду «Вольность».

Александра Григорьевна Лаваль, не в пример своей матери, была хорошо воспитана и достаточно образованна. Хотя, как рассказывают современники, «старуха Козицкая, с твердым и решительным характером была довольно популярной фигурой в светских кругах Москвы и Петербурга». У Лавалей родилось четыре дочери: Екатерина, Зинаида, Софья и Александра. Все они получили отчества «Ивановны» в силу «обрусения» Жана Франсуа.

Екатерина Ивановна вышла замуж за князя Трубецкого. Одной из первых женщин-декабристок она уехала в Сибирь. Кстати, в 1921 году лично Лениным был подписан протокол заседания Совнаркома, где одним из вопросов было назначение внучке Трубецких — Зинаиде Сергеевне Свербеевой — персональной пенсии.

Зинаида Ивановна вышла замуж за австрийского посла графа Лебцельтерна. Она была музыкально одаренным человеком и блестящей пианисткой. Своею игрою она украшала салоны Петербурга. Ее слушали А.С. Пушкин, П.А. Вяземский, А.И. Тургенев. По ее мнению, Николай I не простил семье общения с опальными Трубецкими, и ее муж был отозван австрийским правительством с должности посла в Петербурге «за укрывательство государственного преступника». Софья Ивановна вышла замуж за графа Борха.

Александра Ивановна вышла замуж за графа Коссаковского. Это была одна из образованнейших русских женщин. Она неоднократно посещала Францию. В 1845 году в Париже познакомилась с выдающимся поэтом Альфредом де Виньи. В Вильнюсском архиве найдены двенадцать писем де Виньи к Александре Коссаковской.

В заключение изложения биографических сведений о Твердышевых и Мясникове хотелось бы еще раз отметить, что для своей эпохи это были выдающиеся люди, и вклад их в дело создания отечественной металлургии неоценим. Конечно, чтобы основательно проработать портрет человека, художнику требуется нанести множество штрихов на холст. Каждый правильный штрих углубляет и приближает к законченности картину. Много еще белых пятен для нас в биографиях, жизни и деятельности знаменитых промышленников. Дальнейшие поиски помогут найти верные штрихи, чтобы раскрыть и глубже понять их феномен.

По материалам книги Мукомолова Александра Фёдоровича.

«На Южноуральских заводах».


Рейтинг@Mail.ru