Мои года – моё богатство

Долинина А.И. Мои года - моё богатство

Предисловие

«Жизнь прожить — не поле перейти». И этим все сказано. Не всем дано прожить до глубокой старости, как моей маме, сохранив при этом здравый ум и ясную память.

Век минувший, полный драматических событий, прошёл через её жизнь, оставив воспоминания, достойные пера клас­сика. Думается, что любая жизнь, прошедшая испытания тех лет, может быть воссоздана в замечательных художественных образах.

Через всю жизнь мама пронесла три страсти: любовь к литературе, к пению и плаванью. Сейчас, имея один полузрячий глаз, она без чтения не живёт ни дня. Петь, к сожа­лению, уже не может, а плавает до сих пор: каждое лето мы выезжаем с ней на озеро. Чувство собственного досто­инства, стойкость в трудных ситуациях, смелость и вера в жизнь помогли нам выжить в страшные годы немецкой оккупации. Оставшись вдовой с двадцати девяти лет, за­муж больше не выходила и всю жизнь посвятила мне, единственной дочери, и любимой работе в школе. Ученики любили ее, и до сих пор связь не прерывается.

В моей маме с юности и до поздней старости горит ого­нёк творческой энергии: до сих пор пишет стихи, есть и проза послевоенных лет. И, конечно, у неё была давняя мечта написать о своей жизни. Но условия бытия, работа в школе в две смены, горы ученических тетрадей, планы уроков, а затем и проблемы со здоровьем, не оставляли времени для серьезной творческой работы.

Теперь вот я, её дочь, решила, что несправедливо будет оставить без внимания эту замечательную долгую жизнь.

И пусть это будет выражено не так талантливо, как у неё самой, но думаю, что не оставит равнодушными наших род­ственников и друзей.

Лиана Исааковна Рабинович,

 дочь Анны Ивановны Долининой

Мои года, моё богатство…

Детство, родители

Из тьмы, я вижу, смотрят наши предки,

Цепь поколений, канувших в туман.

К. Шишов

18 июля 1912 года в семье котельного мастера Ивана Ивановича Долинина родилась дочь Анна.

Это событие произошло в городе Надеждинске (теперь Серове, Свердловской области). У Евдокии Филипповны это были не первые роды. Детская смертность в те годы была очень высокой, остался сын, трехлетний Михаил, и теперь прибавилась и дочь.

Иван Долинин и Дуня Сажина — родом из Юрюзани (теперь Катав-Ивановского района, Челябинской области) знали друг друга с детства.

Семьи Долининых и Сажиных были многодетными, из бедняков. У Долининых — пять детей: Кузьма, Николай, Евдокия, Яков, Иван. Впоследствии Яков «выбился в люди», учительствовал, а затем получил высшее образование горно­го инженера, по тем временам это очень высокая планка.

У Сажиных — шесть детей (пять дочерей и один сын): Мария, Александра (прожила девяносто семь лет), Степанида, Анна, Егор, Евдокия.

Егор от природы был умен и обладал организаторскими способностями. С отличием закончил двухклассное училище, работал слесарем на заводе. В революцию пришёл по пути горьковского Павла Власова. Позднее он был избран народным комиссаром в Златоустовский уездный совнарком.

В августе 1918 года вместе с другими был расстрелян солдатами чешского контрреволюционого корпуса (братская могила в городском парке г. Златоуста). О нем много писал наш юрюзанский летописец, краевед, журналист Леонид Сурин1.

Школьное образование Дуни закончилось третьим классом. Вместо подготовки к экзаменам, мать сказала: «Молись!». Дуня молилась, но Бог не помог, экзамены не сдала. Да и незачем. Писать, считать научилась — и слава Богу!

Дуся росла смышлёной, ловкой в работе, всё кипело в руках. Самоучкой освоила мастерство портнихи и обшивала всю семью. Кроме того, она была хороша собой, с приятным лицом и стройной фигурой. Ваня тоже был под стать своей суженой. Разница в возрасте — три года: Иван — 1882 г. р., Дуня — 1885 г.р. Дуне шел девятнадцатый год, по тем вре­менам, «засиделась в девках». Но мать никак не хотела от­давать младшую дочь замуж. А кто будет вести хозяйство?

Отчаявшись, Дуня решила бежать в монастырь и «под­стричься в монашки». Дело было зимой. По ее воспоминани­ям, беглянку перехватили на станции Вязовой. Привезли до­мой, несчастную, озябшую, водворили отогреваться на печь. «Ваня наклонился надо мной, стоял на приступках печи, а мамонька всё в ногах у меня валялась, просила прощения».

Свадьба незамедлительно состоялась.

Читать книгу


Рейтинг@Mail.ru